Любовь и домовые

Размер шрифта: - +

Глава 6

-Как красиво, - выдохнула Таня.

Царин чуть робко кивнул.

-Я рад, что смог угодить.

-Да…Так неожиданно….

Таня снова оглядела букет. Маленькие шишечки. Искристые снежинки. Красные ветки рябины, дополнявшие картину. На душе стало легко и очень тепло. Но тут Таня осознала, что вот уже добрых пять минут заставляет гостя ждать на пороге…

И началась суета.

-Проходите пожалуйста.

-Да можно и на ты…

-Куртку- сюда.

-Отлично.

-Вот, в общем, и гостиная.

-А…

Царин оглядел небольшую уютную комнату. Большая печь из красного кирпича. Уютный звук потрескивающих в печи поленьев. Эх, жаль они свой дом давно на отопление перевели. Такой себя радости лишили.

В гостиной было тепло, но не душно. Приятно пахло едой, а теперь еще и свеже принесенными еловыми ветками.

-Располагаетесь..ся…, - смущенно сказала Таня, указывая Андрею на диван. Сама же пошла искать банку побольше, чтобы поставить в нее новогодний букет.

Очень скоро стол был украшен, и Таня присела возле Андрея.

-У меня не было ингредиентов для салата…

Начала было она, но мужчина прервал ее.

-Что ты. Стол великолепен. Если не возражаешь, я открою шампанское?

-Ой… У меня его нету, - Таня готова была провалиться сквозь землю.

-Ну, это не беда.

Андрей подмигнул Тане, сбегал к куртке, и оказалось, что в ее внутреннем кармане припрятана отличная бутылочка.

Вечер начался.

Сначала было немного странно, неловко и, честно говоря, не слишком уютно. Но шампанское и хорошая еда сделали свое дело. Татьяна подкинула тему лета в Выкханке. Стали вспоминать места детства. Случаи. Общих знакомых. Оказалось, что оба они – и Таня и Андрей – любили бегать летом на старую водонапорную башню, взбираться на самый верх (что детям было категорически запрещено) и обозревать оттуда свои «владения».

Еще был в деревне общепризнанный дом с привидениями. Колодец желаний. Лесные тропки, ведущие к озерцу с карасиками и много-многое другое. Удивительно даже, как Андрей и Таня раньше не пересекались?

-Я очень любила над прудом на тарзанке кататься, - мечтательно протянула Татьяна, - Такое невероятное, искрящееся чувство. Будто летишь… а потом отпускаешь руки – и бац – ты погрузился в ледяную воду. Мама жутко ругалась, когда я так делала. Теперь понимаю, что волновалась. А тогда я сама злилась на нее в ответ.

-А меня однажды аж выдрали, когда я на Волькин дуб залез. Помнишь, тот что на пригорке стоит…

-Да. Знаю. Самый высокий. Там, говорят, еще капище раньше было.

-Ага. А я залез на этот дуб. Сел на самую верхнюю ветку, и когда дед Антон проходил мимо с пьянки, я как засвистел ему…

Таня прыснула со смеху. Дед Антон был сторожили деревни. Часто пьяный, он порой бывал гневен и бегал за детьми с ремнем, но если возникали вопросы по порядку иль закону – совета лучше, чем от деда Антона было не сыскать.

-Так вот… Я свистнул, представляя себя вполне соловьем-разбойником, а дед Антон и не сразу понял кто это, да откуда. Как замахал кулаком.

«У!!! Черти лесные!!! Сейчас я вам покажу…»

А потом он начал размахивать руками да по поляне плясать.

Это было странно, но уморительно смешно,- заметил Андрей,-Я начал смеяться, а дед Антон принял это за еще большие поделки нечисти. Он затанцевал еще пуще. Можно сказать, дед отжигал. И тогда я стал насвистывать ему в ритм, вот так...
И Андрей начал свистеть. У него отлично получалось. Татьяна сначала стала хлопать , а потом то ли шампанское, то ли общий хороший настрой вечера перелились через край, и Татьяна вдруг встала с дивана и затанцевала. Смешно. Не сильно грациозно. Но она хлопала в ладоши, кружилась, размахивала руками, и Андрей тоже встал. Присоединился к ней. И вот они оба, под лихой свист Андрея, кружились в самом странном танце в жизни обоих.
Звенели чашки на столе, содрагаемые их топотом, скрипели половицы, раскачивалась и ударялась хрусталиком о хрусталик люстра. А Таня с Андреем танцевали и танцевали под странную музыку предметов, пока Таня не запнулась о стул. Андрей ловко подхватил ее, удержав от падения, и все стихло. Застыло вокруг них.
В приглушенном свете, царящем в гостиной, Андрею показалось, что у Татьяны на щеке- ресничка. Он наклонился к девушке чуть ниже. Протянул руку, чтобы убрать с щеки ресницу и...
В этот момент в кармане Андрея зазвонил телефон. Татьяна вмиг выпрямилась. Словно по струнке.
Андрей достал трубку. Марина...
Скинул звонок.
Татьяна вернулась за стол. Отхлебнула шампанского, глядя куда-то вдаль. Затем спросила, более чтобы развеять тишину.
- И за это тебя потом наказали?
-Да,- продолжил Андрей, снова садясь возле соседки,- Отец услышал, как я хвастался розыгрышем перед друзьями.
Ох орал он на меня! Мол уважать надо старших. И прочее. Я тогда обиделся, а сейчас понимаю. хороший дед Антон был. Хоть и чудак.
-Да. Очень хороший. И он и жена его. Бабу Тому помнишь?
-Еще б... Она всю детвору примечала. Сказки рассказывала, стишки.
-А меня она однажды очень напугала.
Я тогда с бабушкой поссорилась и решила спрятаться на чердаке сарая бабы Томы. У них всегда открыто было. Лестница стояла. Я и решила: пусть бабушка поищет.
Ну а нашла баба Тома. Не ругала. Не сердилась. Только сказала: «деточка, тебя ж черти могут утащить»! Я испугалась -белее мела к бабушке прибежала прощенья просить.
Андрей тихо засмеялся.
- Да.- сказал он,- интересно тут раньше было. Местные во что только не верили. Говорили деревня древняя. Даже капище у нее есть. На Ивану-Купалу, помнишь, свечи жгли. По другим праздникам на капище оставляли " подарочки". Где все это теперь?
Таня взгрустнула. Деда Антона не было в живых уже давно. Баба Тома померла года три назад. Их дом стоял одиноким и покосившимся на окраине. Да и люди уже не те стали. Ранее соседи знали друг друга. Поименно. Теперь -лишь внешне. Да и то не всех.
От грустных раздумий прервал грохот. Растворилась створка строго кухонного комода, обнажая за сбой...целый склад пиротехники.
-Ого!- удивился Андрей,- Вы здесь к войне готовились?
-Это папино,- промямлила Таня, подозревая проделки домовых,- Он любит хлопушки.
- А твой папа не расстроится, если мы чуть у него одолжим?



Ирина Муравьева

Отредактировано: 10.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться