Любовь и гордыня "Астрала"

Глава 4. Проксимианкам вход запрещен

Менее знаменитая, чем отец, но не менее интересная личность, почтила нас своим присутствием лишь на второй паре. Кирин-Эл Скайнер – обладатель серебристой шевелюры, острых скул и широких плеч. Короче говоря, не в моем вкусе, но за оказанную на космодроме помощь была благодарна.

Парень занял последнюю парту в третьем ряду, однако мириться с таким положением дел не согласна. Он должен войти в нашу тусовку и обязательно войдет.

– Кирин? – подскочила я к нему, да так прытко, что сребровласый подпрыгнул на месте. – Рядом с нашим старостой свободно. Кстати, я Джина. Джина Тейли.

– Знаю. – Металлические нотки в его голосе не отпугнули от поставленной задачи.

– Тогда давай к нам?

– Хорошо.

Как же быстро он согласился. Всему виной – мое природное обаяние, я была уверена в этом.

Прихватив все свои вещи и не купившись на просьбы родных глизелианцев, парень занял место рядом с Кардией, но, не взглянув больше ни на кого из нас, продолжил копаться в планшете.

– Еще один, – едва слышно сквозь зубы процедил бедолага Эрик по жизни, видимо, исповедовавший интровертивность. – Когда же в покое оставите?

– Родители тебя наказали учебой здесь, – вставила я очередную палку в его колеса и подтолкнула плечом. – Значит, наказывайся.

Вы можете подумать, что я совсем безжалостна и одержима, но это не так. Издевалась я над каптейнианином только и исключительно из добрых побуждений. Может, и отправили его в «Астрал» не за наказанием, а за обретением таких замечательных друзей, как мы?

В самом деле, он ведь уже кучу времени убил на свои химические формулы. Строчит и строчит, строчит и строчит… Зачем ему это? И действительно ли химия интереснее, чем я?

Вторая пара прошла не менее скучно, чем первая. С нетерпением ждала длинного перерыва на обед и возможности поглядеть на разношерстных инопланетников, которые в столовой соберутся.

Эрик, как и ожидалось, моих устремлений не разделял.

– Не. Ходи. За мной, – отчеканил он мне прямо в лицо, как только я подхватила сумку и выжидательно на него уставилась.

– Но…

– Нет.

Выплюнув последнее слово, брюнет развернулся, слился с покидающей аудиторию толпой и…

…и не так уж я проголодалась за эти три часа, скажу я вам! Позавтракала плотно, до вечера хватит. А вот планы Эрика меня интересовали куда больше, чем физиологические потребности организма.

Кардия так и остался стоять с открытым ртом и протянутой рукой, когда я выскочила вслед за химиком-переучкой и, стараясь не палиться, принялась перебегать от спины к спине удобно расположившихся в коридоре студентов.

Что еще сильнее распалило мое любопытство – путь каптейнианин держал в противоположную от столовой сторону. С занятий решил слинять? Не удивилась бы, если б так оно и произошло.

Но нет. Парень, не дойдя до выхода, свернул в сторону кабинетов администрации. К ректору навострился? Его же после занятий приглашали, если ничего не путаю.

Как только темная шевелюра скрылась за дверью ректорского кабинета (без стука вошел, какой невежа!), прижалась ухом к металлическим дверным пластинам.

– Эрик Хэйз. Сейчас я тебя не ждал, но проходи.

Ух ты! Даже без звукоизоляции. Поскупились, однако, на конфиденциальность. Поделом вам будет.

– Я отправлял вам письмо на почту. Оно прослушано, но ответа вы не дали.

Так вот почему ректор мог его узнать. Но дело запахнет жженой резиной, если мой очаровательный краш решит свинтить из академии без родительского ведома. Мне тогда что делать?

– Да, письмо я получил. Но твоя просьба… как бы лучше выразиться… Не безопасна. Наша задача – предоставлять студентам возможность самореализовываться. Дополнительные клубы по интересам, робототехника и прочее тому активно способствуют.

– Тогда что вам мешает?

– Ты просишь свой кабинет для работы с медицинскими химикатами…

Что-что он просит? Свой кабинет? Раскатал ты губу, химик-самоучка. Будешь петь вместе с нами в караоке и ужинать в «Крошке осьминожке».

– …я и так пошел тебе навстречу, не изъяв все материалы, что ты привез с собой. А ведь ты их привез, иначе Эдо не просил бы меня проверить твой багаж на наличие опасных веществ.

Ох. Только не говорите мне, что наша общажная комната в любой момент может взлететь на воздух, как самодельное взрывное устройство. Пресвятой Илон Маск…

– Вещества, которые я использую в работе, не опасны, – холодно отрезал Эрик, и я тут же усомнилась в его словах. Не вода же там минеральная, в самом деле.

– Я еще подумаю над твоей просьбой. Но шанс на согласие крайне мал.

– Рассчитывал на то, что вы окажетесь умнее моего отца!

Дверь перед моим лицом распахнулась совершенно неожиданно. Хотя, чего я ожидала? Что он постучит с обратной стороны и спросит разрешения выйти?

Но даже поймав меня на месте преступления, Эрик не спешил делать мне выговор. Скользнул по мне взглядом, резко выдохнул и отправился восвояси.



Аделина Камински

Отредактировано: 16.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться