Любовь и гордыня "Астрала"

Глава 8.3

– Оторвались… – прошло еще несколько минут, прежде чем Кардия откинулся на спинку кресла и смог вздохнуть с облегчением.

Более того, мы вылетели из астероидного пояса, благодаря потрясающим летным навыкам глизелианина. Вот же темная лошадка, в самом деле. Первый курс, а опыт пилота такой, словно в выпускном уже и вот-вот отправится диплом получать. С отличием.

Всегда так умел, значит? Все мы были наслышаны об инспекторе-оперативнике Гурене Скайнере, но и лет-то ему сколько! Столько же, сколько моему отцу, если они в свое время были соседями по комнате в общежитии.

К глизелианину у меня накопилось много вопросов, но для начала следовало проверить моего драгоценного, которого где-то там наизнанку сейчас выворачивает. Бедолага. У всех каптейниан такой слабый организм? Ну да, у них же там скалы одни ледяные. Иммунитет слабый, витаминов всегда не хватает.

В надежде, что ребята теперь могут и без меня разобраться с наметкой дальнейшего курса, пошла в коридор к каютам.

– Эй!

Кардия обернулся, но я покачала головой, мол, всё под контролем будет. Эрику бы с собой сейчас разобраться, а не с кулаками на меня лезть и отстаивать свое правое дело. Насколько бы прав он ни был, обзывая меня и мою нерасторопность всякими нехорошими словами, назад ничего не воротишь. По крайней мере, пока мы машину времени не найдем. Или чертежи ее. Ну, или что-то другое, что с ней связано.

В туалете моего ангела не оказалось. И в шкафчиках поискала, и в дырку заглянула на всякий случай. Совсем, видать, схудилось.

Парня я обнаружила в смотровой комнате. Это такая комната с панорамным окном во всю стену и металлическими скамеечками посередине. В пассажирских космолетах такой красоты не водилось.

Аж засмотрелась. Но не столько в окно, сколько на восхитительный профиль каптейнианина, когда подошла чуть ближе. Эрик сидел на скамье, устремив взгляд вперед на проплывавшие мимо нас мерцающие скопления. Щека брюнета была рассечена. Скорее всего, тогда, когда он по капитанскому мостику летал и об стены бился.

Этот момент стал для меня одним из тех, когда я реально могла назвать себя идиоткой без тормозов. Обычно ж я так не считала. Папуля приучил меня думать, что Джинаван Тейли – его особенная девочка. Самая красивая, самая умная и еще множество приятных эпитетов сверху.

Но это не так. Джинаван Тейли – такой же человек, как и все остальные. Человек, который способен совершить ошибку и заставить расплачиваться за нее не только себя, но и дорогих ей людей.

Я молча присела рядом. Но не совсем рядом, чтобы лишний раз не действовать парню на нервы. Вздохнула. Открыла рот, чтобы сказать очередную глупость, но сразу же закрыла, осознав, что Эрику от этого может стать еще хуже.

– Отец знал, – внезапно сам брюнет нарушил тишину.

Всё мое естество замерло вместе с его тихими словами. Громкий шепот. Даже дыхание задержала, чтобы не спугнуть.

– Он знал. Потому никогда не любил меня. Ни отец, ни мать. – Парень выдержал небольшую паузу, а я уставилась в окно. – Я слишком похож на него. Этого вполне достаточно, чтобы меня презирать. Мы, Хэйзы… все какие-то не такие. Как будто… бракованные.

– Но твоя сестра…

– Эмма? Эмме повезло. Эмма пошла в мать. А я в отца. Но моя генетика – это не причина. Это оправдание. Оправдание всему тому, что я натворил. Слишком увлекся. И по итогу это привело к тому, что имеем.

– Я могу как-то?..

– Никто не может, – отрезал Эрик. – А теперь… выйдешь, если тебя не затруднит? Мне надо подумать.

Пожалуй, впервые не стала закатывать истерику, когда от меня прямым текстом решили избавиться. Просто встала, бросила последний взгляд в окно и вышла. Металлические двери захлопнулись за мной.

Не представляю, насколько плохо должно быть ему, если учитывать, насколько плохо в данный момент мне. А мне сейчас просто отвратительно.

Всхлипнула, вытерла нос, проведя под ним большим пальцем.

Кровь. На пальце осталась четкая полоска свежей крови.



Аделина Камински

Отредактировано: 16.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться