Любовь и гордыня "Астрала"

Глава 10.3

– Он хоть что-то делает! – настала моя очередь защищать честь нашего старосты. Со всех сторон ему прилетает вечно. Непорядок. – А ты что сделал?

– Родился.

Эх, и даже не поспоришь.

– Это все твои достижения? – провернулась в кресле, чем случайно врезала Кардии промеж ребер.

– В настоящий момент речь идет о том, что я сделал. Всё остальное – мои достижения.

Перепалку нашу оборвал Кирин своим скорым возвращением. Сначала мы услышали, как опускается дверь, а затем и сам глизелианин объявился на капитанском мостике с белым пластиковым контейнером в руках.

– Все иммуностимуляторы по списку и несколько от меня, – пояснил блондин, передавая Эрику добычу. – Ты не учел аллергические реакции на ряд препаратов, а на интерфероны из списка возможны сильные побочные эффекты.

– Я смешиваю вещества в необходимых пропорциях, чтобы обойти эти эффекты, – холодно ответил ему каптейнианин. – Давай не будем встревать в обязанности друг друга. Я же не даю тебе советов по управлению космолетом.

Довольно бесцеремонно парень выхватил из рук первого пилота медикаменты, водрузил на крышку контейнера планшет и вышел. Наверное, в смотровую. Освещение там не очень, но почти всё свободное время Эрик проводил там.

– Хоть бы спасибо сказал! – крикнула вдогонку, но мой дружелюбный посыл успешно проигнорировали.

Какие мы гордецы! Аж скулы сводит. Хотя чего это я? На родной Проксиме Центавра каждый второй обладатель четвертой звезды и более позволяет себе подобное поведение.   

И вновь началось время томительного ожидания. На этот раз, до тех пор, пока Эрик не нахимичит нам временные лекарства, оттягивающие проявления вирусных симптомов. Если у меня хотя бы один день кровь не будет из ушей литься и пачкать подушку, то я сама молодому ученому спасибо скажу.

Процесс изготовления длился до позднего вечера. Периодически поглядывала на часы и убеждалась в том, насколько кропотливой работой занимается парень. А я тем временем продолжала корпеть над инструкциями, массировать виски и надеяться на то, что хоть доля полученной информации осядет в голове. Рано или поздно полученные знания мне пригодятся. Но лучше поздно, чем рано с моей-то скоростью изучения.

С новенькой стойкой для пробирок и подозрительными на вид веществами на ней Эрик соблаговолил к нам вернуться. Раздать каждому по порции лекарства и усесться в излюбленный уголок наблюдать за процессом.

На аллергию никогда не жаловалась, да и походами к врачам не увлекалась. Получаешь на руки больничную справку – и путь на ближайший концерт закрыт. Иные звезды Проксимы всецело поддержали бы меня в том, что лучшая медицина – это самолечение в бешеных условиях межпланетных гастролей.

Но вот в моих руках пробирка с прозрачным веществом. На вид – вода, по запаху – что-то крайне мерзопакостное. Ароматизатор со вкусом клубники, скорее всего, исправил бы дело, но о моих нежных рецепторах никто не озаботился.

– Пей, – процедил каптейнианин сквозь зубы.

Только сейчас заметила, что все остальные давно осушили свои пробирки. Одна я осталась чувствительная такая.

Ладно. Докажем, что мы не слабое звено.

Выпила мешанину залпом. Рвотный рефлекс дал о себе знать почти сразу, но чудом сдержала позыв. На вкус, действительно, еще отвратительнее, чем запах.

– Еще раз напомню, что это не вакцина, – собрал Эрик опустевшие пробирки. – Но ненадолго задержит развитие симптоматики. В идеале на месяц, но каждый организм индивидуален и с вирусом борется по-разному. Иммуностимуляторы не делают нас менее заразными, поэтому респираторы не снимаем в любом случае до тех пор, пока не окажемся на борту.



Аделина Камински

Отредактировано: 16.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться