Любовь и гордыня "Астрала"

Глава 12. Временные дыры, петли и прочие аттракционы

– Полиция ЕГС? – скептическая позиция Кардии на любое умозаключение Эрика была неумолима. – С чего ты взял?

– Там работает Гурен Скайнер. Андроид практически не отличим от него, а для их создания берется генетический материал определенного человека. Так называемого «отца». Это андроид версии один ноль один. Первый андроид, созданный ЕГС, если верить нумерации. Исключаем образцы для бета-тестирования. Так что, вероятно, есть и другие. В любом случае, учитывая наше текущее положение и программы, заложенные в системы, это создание для нас скорее препятствие, а не помощник. От него нужно избавиться.

– Избавиться? – не поверила своим ушам. – От Кирин-Эла? Но он же наш первый пилот. И вообще, это не гуманно.

– Можно попытаться перепрограмировать его, – предложил парень альтернативный вариант. – Но для этого нужен хороший техник. Он же мог бы и детали сломанные заменить. Предлагаю связать. На всякий случай.

С последним даже Кардия не мог не согласиться, так что уже через несколько минут, связанный по рукам и ногам, отключенный андроид покоился в углу капитанского мостика. Еще более гуманно мы поступить не могли. Это и так его любимое помещение на всём космолете.

А когда Эрик юркнул в коридор, чтобы заняться повседневным переливанием химикатов из пробирки в пробирку, я поторопилась за ним. На этот раз у меня была еще одна причина, помимо моих самых искренних на свете чувств, испытываемых женщиной к мужчине и мужчиной к женщине, конечно же.

– Стоять! – пролетев мимо него, я пятиконечной звездой встала напротив дверей в смотровую. – Разговор есть. Серьезный.

– Дай-ка угадаю, – наигранно призадумался брюнет, остановившись напротив и скрестив руки на груди. – По поводу Джисамина Тейли.

– Ага.

– Хорошо. Может, тебе тоже стоит знать об этом.

– Как-то быстро в последнее время ты стал со мной соглашаться… – отступила в сторону, чтобы дать ему пройти.

– Должно быть, начинаю привыкать к твоему идиотизму, – пожал парень плечами.

Мы вошли. Двери с шумом за нами сдвинулись.

– Знаешь, Джина, – неожиданно обратились ко мне по имени. Эрик, в прочем, не обернулся и не увидел мою отвисшую от такого выпада челюсть. – Мне стыдно признавать это, но на самом деле, мы с тобой кое в чем похожи.

Неужели… это признание? Нет, на такое он однозначно не способен.

– Я не люблю делать поспешные выводы. Ни в чем нельзя быть уверенным на сто процентов, – продолжил каптейнианин. – Но судя по тому, что я узнал еще будучи дома…

Затаила дыхание. Нужно быть готовой к какой-нибудь гадости. Вот это как раз в его стиле.

– Кажется, мы с тобой вообще не должны были рождаться.

Нет, подобного поворота я тоже не ожидала.                                     

– В смысле?

– В прямом. Помнишь, я говорил о том, что мой отец не стал строить машину времени из-за последствий ее использования?

 

– Он не стал ее строить по известным причинам. Любое перемещение во времени может повлечь за собой непредсказуемые последствия в настоящем. Отец понимает это. Потому на его руках имеются только чертежи.

 

– Д-да… Что-то такое припоминаю, – неуклюже кивнула в ответ.

– Так вот. – Парень резко повернулся ко мне. В глазах его сверкнул недобрый огонек. – Он всё-таки построил ее. Но только не для того, чтобы уровень науки скакнул вперед. Он построил ее для личных нужд, а когда добился своего – уничтожил.

– Для… личных нужд? – тупо переспросила я.

– Да. Знаешь, для каких? Можешь не отвечать. Это риторический вопрос, – добавил Эрик, как только я открыла рот. – Гениальный ученый Эдо Хэйз влюбился. – Небольшая пауза. – В женщину, которая стала женой Джисамина Тейли. – Тихий смешок. – Он влюбился в Зою Эйлер.

– Ты… чего такое несешь? – не выдержала я накала страстей. Какая-то проксимианская остросюжетная мелодрама началась. – Моя мама – Лолита Калента. Я только родилась, когда она подкинула меня папуле, но я точно знаю, что это она.

– Можешь не изощряться. В этой реальности всё именно так. В этой. Другой, сломанной реальности. Сломанной моим отцом. Но в истинной, настоящей реальности, всё иначе. Твой отец с моей матерью. А Эдо Хэйз – одинокий мужчина, страдающий от безраздельной любви. – Парень драматично закатил глаза. – Разумеется, его гений не смог усидеть на месте. И он придумал способ изменить этот мир, чтобы добиться своего.

– С чего к тебе вообще такие мысли пришли?

– Я давно начал замечать несостыковки реальностей. Я назвал их временными дырами. Это события, различающиеся в обеих реальностях, но почему-то некоторые участники этих событий считают их истинными, а некоторые – ложными. Слишком сложно для тебя? – заметил он откровенное непонимание в моих глазах. – Хорошо. Объясню на примере, который нам обоим известен. На следующий день после того, как вы с Кардией вернулись из караоке, он рассказал мне, что Эдо Хэйз в студенческие времена был завсегдатаем этого заведения. Вам об этом сообщил владелец караоке. Верно?

Кивнула, еще не до конца понимая, к чему он клонит.



Аделина Камински

Отредактировано: 16.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться