Любовь и корона

Размер шрифта: - +

Глава 3. Яррен и принц Севера

 

Поглотившее горца облако жалящей тьмы оказалось не только отвратительно на вид и склизко на ощупь, оно еще и воняло мертвечиной и наверняка было ядовито.

Яррен задержал дыхание.

Он мог долго не дышать под водой. Да что там, он при особом желании мог дышать водой, как рыба. Но не этой зловонной тьмой, которая оплетала тело и душу паутиной и высасывала из него жизнь.

Потому, не дожидаясь, когда иссякнут силы в неравной борьбе, Яррен впервые в жизни сам призвал помощь духов Белогорья, ударил по удушающей тьме заклинанием света и тут же, пока нечисть не пришла в себя и не контратаковала, выскользнул из ловушки, уйдя потусторонней тропой духов.

Очень короткой тропой. Судя по близости огромной тучи мрака на небе, он перенесся метров на сто и с головой провалился в глубокий, заполненный снегом овраг, откуда мог видеть только потусторонним оком призванного духа.

Клочок тьмы пошарил вокруг щупальцами и, не найдя врага, с разочарованным воем втянулся под Купол. Учитель говорил, что темные, в основном, близоруки, теперь горец в этом убедился.

- Чтоб тебе вовек не знать воплощения! - обругал Яррен духа-помощника. — Не мог подальше перенести?

- А я причем? - обиделся дух. - Это всё твоя чужеродная нам магия. Тебя переносить — все-равно что воду решетом черпать. Или ерша брать голыми руками. Ты бы почаще тренировался ходить нашими тропами, младший риэн.

- Почаще? - фыркнул полукровка, пытаясь выбраться со дна оврага. Снег под его руками таял, ноги скользили по склону и вязли, а ухватиться, как назло, было не за что — ни дерева, ни куста. К тому же, от усердия водного мага, овраг медленно превращался в большую грязную лужу. - Проклятье!

- Помочь? - отозвался невидимый дух.

- Нет. Уж с простой грязью я как-нибудь справлюсь без твоей доброй помощи. Так что ты взял у меня в уплату за то, что швырнул меня в эту яму на расстоянии плевка?

- Один миг из твоего прошлого, не более. А что именно — мы не имеем права говорить. Это уже моё, Яррен.

Горец в очередной раз не удержался на скользком склоне и хлопнулся на дно, оставил попытки выбраться немедленно, сел поудобнее на скрещенные ноги, словно не в грязи восседал, а на роскошном ковре, и поинтересовался у пустоты:

- Как твое имя, умерший предок?

- Ирдан из рода Ирдари.

- Гхм... - поперхнулся молодой маг. - Тот самый Ирдан, давший начало роду?

- Его внук.

- Отлично. Насколько я помню «Книгу деяний», ты получал воплощение только один раз, и с тех пор прошло едва ли не тысячелетие?

- У тебя безукоризненная память, потомок, - в голосе невидимки послышалась настороженность.

- Не жалуюсь, - усмехнулся Яррен. - Предлагаю тебе сделку, Ирдан, внук Ирдана. Ты мне возвращаешь то, что забрал, а я...

- Подожди, мой предприимчивый потомок. Прежде, чем ты начнешь соблазнять мою давно умершую совесть, ты должен осознать, что вернуть изъятое невозможно. Ты никогда не сможешь повторно пережить тот же самый миг.

- Никто не может. В чем проблема?

- Даже если верну тебе память о прожитом мгновении, твое чувство будет уже чуждым, потеряется связь с твоей душой и сердцем. Ты воспримешь его только разумом, как отражение в зеркале, отстраненно. Так, как мы, дэриэны, переживаем чужие эмоции и чувства, - голос духа едва шелестел — скорбно, как пепел на остывшем пожарище. - Как чужой сон...

- Не старайся, не разжалобишь, - бодренько заметил маг. - Меня устроит и это. Как ты успел заметить, у меня неплохая память, и я не собираюсь лишаться даже крохотного кусочка самого себя. Так вот, я предлагаю тебе в обмен на взятый тайком миг договор между нами.

Дух, обидевшейся было на бессердечность потомка, все-таки полюбопытствовал:

- Какой договор?

- Такой же, какой был у моего учителя Рагара с дэриэнами. Я впредь буду призывать только тебя, раз уж ты первым отозвался, но сам буду решать, чем заплатить за вашу помощь.

- И каждый раз по часу с тобой спорить? Торгаш! - возмутился дэриэн.

- Я - инсей! - с гордостью возразил маг. Конечно, он отлично помнил, что с такой же гордостью в пылу ссоры бросал в лицо своему кровному отцу «Я риэн!», но духу не обязательно об этом знать, а за краткий миг перемещения потусторонней тропой вряд ли Ирдан успел основательно порыться в его памяти.

Нет, скорее всего, дух забрал что-нибудь посвежее. Что? Ведь теперь маг никогда этого не вспомнит.

Он ощутил, что раздражение грозит переплавиться в гнев, и поднялся на ноги.

- Ну же, дух, решайся. Больше такого щедрого предложения от меня не будет. Я почти двадцать лет отлично жил без помощи дэриэнов и впредь надеюсь прожить.

- Ты был бы уже минут десять как мертв, если бы не я, - проворчал дух.

Сделке помешали, можно сказать, свыше. Видимая со дна оврага часть неба вспыхнула ослепительными золотыми отблесками, донеся громовый треск, грохот и оглушительный вой.

Яррен вскинул голову:

- Что там происходит?

Дух молчал. Внезапно Яррен перестал ощущать его присутствие.

- Эй! Ты где? - машинально крикнул он, и лишь через миг вспомнил, что дух, если захочет, то может ответить и на мысленный зов, а если не захочет, то хоть заорись — не отзовется. Ирдан явно не хотел.

Когда Яррен, скользя и ругаясь выкарабкался из скользкого оврага, уже ничто не напоминало о творившейся несколько минут назад бесовщине: Тьма исчезла, небо над Гардарунтом очистилось, выглянули звезды, но их сияние уже блекло от золотистого марева, поднимавшегося от земли соседнего королевства. Над ним словно опрокинули океан горячего расплавленного золота, от которого стремительно таяли снега и бежала ночная мгла. Силу, разлитую в воздухе можно было пить, и Яррен жадно дышал полной грудью.

— Вот это да-а… — прошептал горец. — Ай да рыжий бык! Невероятно. Вот это силища! Кто бы мог предположить такое? И… как там теперь наследник такого дара? Справится ли Лэйрин?



Ирмата Арьяр

Отредактировано: 21.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться