Любовь и лёд

Размер шрифта: - +

5. 3

♕♕♕

 

Ночь Летта провела в лихорадке. То приказала телохранителям и фрейлинам готовиться к бегству и собирать сундуки, то самолично вышвыривала из них платья и сорочки, понимая, что бегство спасет ее, но погубит Гардарунт. И брат… разве он простит, если она не выполнит долг и навлечет на дом беду. Еще неизвестно, как аукнулась ее земле удушающая близость Темной страны, а на порог придет война с Империей.

Нет, нельзя соглашаться. Нельзя!

Но что такое одна ночь? Да, с мужчиной. Но ведь брачная. С мужем.

Марцела провела с Алэром ночь и ничего, даже девственницей осталась. Может, не все так страшно?

А наутро вернулась Марцела, и Летта поняла — страшно до жути.

Принцесса проснулась от грохота: показалось, замок в осаде, и кто-то бьет огромным тараном в стену. Подрагивали стекла в белых рамах, покачивались на цепях светильники с потушенными свечами, сотрясались кисти балдахина. Испуганно вскрикнула леди Эбигайл и зажгла лампу леди Исабель. Фрейлины в эту ночь снова расположились не у себя, а охраняли госпожу. Втроем теплее.

— Что происходит? — Летта приподнялась на локте, пытаясь разглядеть комнату в тусклом свете от жаровни.

В ногах заворочалось что-то тяжелое. Эйхо приподняла голову и зевнула клыкастой пастью.

— Я узнаю, ваше высочество! — леди Исабель накинула шерстяной, отороченный мехом халат и скользнула к двери. Прислушалась.

Грохот стих, слабо донеслись какие-то голоса.

Камер-фрейлина решительно отомкнула замок, толкнула створки и ступила в тьму смежной комнаты, так же слабо подсвеченную жаровнями, как и спальня.

Вернулась она через минуту, бледная и дрожащая.

— Госпожа, вас просит принять младший лорд Яррен. Срочно. Что ему передать?

— Я приму.

Летта, внутренне содрогнувшись, откинула нагретое одеяло. Холод мгновенно обнял и остудил. Эбигайл помогла одеться в домашнее платье и натянуть мягкие меховые сапожки вместо домашних туфель — нежная принцесса мерзла в этой стране постоянно, невзирая на меха, печи, камины и жаровни.

— Проси, — распорядилась принцесса. — Что там случилось?

— Что-то очень нехорошее, если на обоих горцах лица нет, — прошептала Исабель и снова исчезла за дверью.

Яррен вошел стремительно, а вместе с ним в комнату хлынул свет: маг держал в руке факел, но на конце деревянной палки ровно сияло ослепительно-белое пламя. Эйхо взвизгнула и с головой заползла под одеяло принцессы.

— Ваше высочество, у меня была бы хорошая новость, если бы она не была такой плохой, — склонился горец в церемонном поклоне.

— Говорите.

— Вернулась леди Марцела и просит принять ее и простить.

— И что тут плохого? Я готова ее выслушать.

— Но это не леди Марцела.

Повисла мертвая тишина, пока присутствующие дамы пытались осознать сказанное.

— Как это понимать? — нахмурилась Летта.

— В ней нет души, миледи. Это говорящая кукла.

Леди Исабель хмыкнула и проворчала себе под нос:

— Она всегда такой была.

Горец горько усмехнулся, отрицательно качнув головой:

— Я не иносказательно говорю об отсутствии души. Если бы не проверка магией белого света, которое не причинило леди Марцеле никакого вреда, я был бы уверен, что мы имеем дело с темной магией. Как известно, темные князья способны придавать мертвому видимость живого, полностью им послушного существа. Но леди — не человеческий труп, а… — горец осекся от женского вскрика — маленькая Эбигайл упала в обморок. Так как упала она вполне благополучно, на мягкую софу, бессердечный маг не стал надолго прерываться. — То существо, которое сейчас носит лицо леди Марцелы, никогда не было живым.

— Разве так бывает?

— В Северной империи бывает. Я слышал, что самые могущественные ласхи умеют создавать снежные фантомы. Снегурочек. Они выглядят совсем как люди.

— Они опасны?

— Любая магия опасна, а облеченная в форму человека — особенно. Вы слышали грохот? Это нежная рука леди Марцелы постучала в дверь и разнесла ее в щепу, когда мы не открыли.

Принцесса нахмурилась:

— Император захотел меня обмануть? Подсунуть куклу под видом моей фрейлины? Он считает меня совсем дурой?

— Миледи, никто, кроме меня, не определил бы, что в ней нет живой крови. Я вижу такие вещи.

— Но у куклы нет памяти! Как ее можно принять за хорошо знакомую нам леди, даже обладай она похожим как две капли воды лицом?

— Магические зеркала, ваше высочество. Думаю, дело в них. И, конечно, в высоком искусстве мага-создателя. Я был бы восхищен шедевром, если бы он не нес в себе угрозу для вашей жизни. Это незнакомая нам магия, и даже лорд Кандар не заподозрил бы подделку.

— Я не могу не принять ее. Я сама просила императора вернуть леди Марцелу. Что обо мне подумают, если я снова отвергну ее?

Яррен пожал плечами: такая ерунда, как «что обо мне подумают» заботила его меньше всего в жизни.

— А если подделку прислал не император, а тот, кто уже не раз покушался на вашу жизнь?

— Я не могу жить в постоянном страхе! Ведите эту, как вы говорите, куклу, я хочу взглянуть на нее. Я приказываю! — дополнила принцесса, видя, что горец не шелохнулся.



Ирмата Арьяр

Отредактировано: 20.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться