Любовь и лёд

Размер шрифта: - +

8.1

* * *

 

И Яррен вынужден был уйти, оставив рыжую, как огонек, девушку в руках монстра.

Не съест же он ее за ужином, — успокаивал себя горец. А он быстренько отнесет эйхо к Маре и придет в трапезную, проследит, чтобы с леди ничего не случилось.

Но все пошло не так.

К Маре его не пустили лекари. Девушка перенервничала, получила успокоительное и была погружена в сон. Тут его и перехватил Рамасха, предложил отнести эйхо к принцессе в часовню. Яррен передал ему драконочку и бросился к трапезной, но и там перед ним не открыли дверь.

— Не велено, — заявил стражник. — Вы — телохранитель гардарунтской принцессы, вот и ступайте ее охранять. А ваша рыженькая леди теперь под покровительством императора.

— Он предложил ей стать наложницей? — губы горца стали непослушными.

— Бери выше. Фавориткой.

— И она согласилась? Добровольно?

— Никто не принуждал. И скажу по секрету, никто из женщин еще не устоял перед нашим владыкой, если он кого захотел. Ни одна. Даже гордячка вейриэнка, горец.

Сжав кулаки, Яррен признал поражение и отступил.

Он клял себя последними словами. Опять трехсотлетний мерзавец взял реванш. Живой кровью взял.

Почувствовав, что купол, блокировавший выходы из дворца, снят, Яррен открыл тропу духов и исчез на глазах у изумленного стража.

Отправился полукровка прямиком к инсейской часовне. И опять столкнулся у входа с Рамасхой. В иной обстановке без шуток не обошлось бы, но северянин сразу прочел отчаянье в глазах горца.

— Что случилось?

— Он забрал Эбигайл. Фавориткой.

Рамасха сверкнул глазами, полыхнул россыпью радужных сияний, разлетевшихся веером и канувших в ночи. Отправлял вестников своим, — догадался Яррен. Его восхитила скорость и решительность кронпринца. Если бы еще к ним прилагалась действенность!

— Фаворитка — не обязательно постель, — кронпринц задумчиво почесал гребень спящей на его руках драконочке. — Праздничный ужин продлится не меньше двух часов, раньше нам ничего не предпринять.

— Зачем твоему отцу человеческие девушки?

— Чтобы сломать леди Виолетту. Он начал со слабых и, думаю, попытается извести всех так или иначе. И до тебя с Кандаром доберется.

— Мы ему не по дряхлым зубам.

— Не такие они у Алэра и дряхлые, — усмехнулся кронпринц такой мальчишеской реакции полукровки.

— Может быть, не только в принцессе дело? Может быть, он и человеческую принцессу выбрал в жены с каким-то дальним прицелом? Ты хотел разнюхать, что с ним происходит, понять его цели. Продвинулся хотя бы на шаг?

— Нет, но… — Рамасха оглянулся. Заговорщики, конечно, почистили часовню и вокруг нее от следящих заклинаний, но могли появиться и новые, их враг тоже не дремал. — Не здесь об этом говорить. Идем, не будем терять времени. Не будем пока говорить принцессе, отвлечем. А там что-нибудь придумаем, чтобы спасти ее фрейлину.

 

 

* * *

 

И действительно, принцесса, испугавшаяся сначала за свою подопечную эйхо, потом завороженная мерцающими звездными глазами прекрасного северного принца и его живым рассказом, не сразу обнаружила отсутствие фрейлины. А не столь романтичная леди Исабель, заметила, сверкнула встревоженным взглядом черных глаз, но промолчала, остановленная жестом Яррена, приложившего палец к губам.

Однако описание битвы в молельне подошло к концу, и улыбающаяся Летта спросила:

— А моя фрейлина осталась с Марой, как с моей представительницей?

Мужчины дрогнули и отвели взгляды. Врать, глядя в фиалковые глаза, Рамасха не посмел, а Яррен и не мог, он слово учителю дал.

Улыбка мгновенно спала с лица принцессы.

— Где она?

— На праздничном ужине в вашу честь, ваше высочество.

— Одна? Я иду туда. Немедленно!

— Он этого и добивается. Вашего выхода, — Рамасха снова поймал пальцы Летты и бережно сжал. — Он в страшном гневе сейчас. И если доберется до вас, то гнев обрушится на вашу голову.

— Но Эбигайл…

— Я пойду и попробую вывести из зала вашу фрейлину и сопроводить к вам. Яррена не пустили в трапезную, но меня не посмеют остановить.

Рамасха поцеловал Летте кончики пальцев и поспешил в трапезную.

Но спасать было уже некого. Император и его новая фаворитка покинули праздничный ужин с позорной поспешностью. И, как оказалось, не только ужин, но и дворец. Как раз в тот миг, когда был снят блокирующий выходы купол.



Ирмата Арьяр

Отредактировано: 20.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться