Любовь. И никаких тортов!

Размер шрифта: - +

Глава 1

Баба Стася оставила после себя два подарочка: моё странное имя «Олеля» и затёртый блокнот с рецептами.

Необычность имени я смогла оценить уже годам к десяти, когда при новых знакомствах гордо заявляла «Нет! Не Олеся, а именно Олеля! Это очень редкое имя, и я уверена, что вы не встречали такое раньше!»

Это имя сразу приподнимало меня над сверстниками и делало какой-то особенной. Хотя в младших классах я его просто ненавидела и плакала, не понимая, почему мама позволила бабе Стасе назвать меня именно так, а не выбрать что-нибудь попривычнее. И частенько, стыдясь, говорила, что меня зовут то Оля, то Олеся.

 

Ещё один подарочек от бабушки лежал без дела до моего пятнадцатилетия. В старом, обтянутом тонкой кожей блокноте, хранились десятки рецептов, написанных аккуратным убористым почерком.  Причем каждый из них был дополнен странными комментариями. Например, под одним из простеньких салатов было помечено красной ручкой: «Укрепляет память на десять дней. Противоядия нет». А под рецептом вполне обычного травяного чая красовалась надпись: «Если выпить за тридцать минут до застолья, то совсем не опьянеешь. Действует ровно сутки».

И так под каждым блюдом. Там было и печенье, дарящее идеальный голос и слух, и особые блинчики, которые снимают мигрени, и даже борщ, помогающий при мужском бессилии.

Конечно, получив этот блокнот, я подумала, что это бредни выжившей из ума старухи. Но выкинуть рука не поднималась – бабушкин подарок всё-таки! Память... Хотя конечно прекрасно понимала, что если и захочу что-нибудь приготовить, то первым делом пойду искать рецепты в интернет, а вовсе не разбирать рукописные каракули, да ещё со странными пометками. Поэтому просто хранила необычное наследство, как интересную винтажную штуковину и иногда сушила в нём гербарии.

Но в девятом классе блокнотик неожиданно пригодился мне по прямому назначению.  В канун двадцать третьего февраля всем девочкам из класса поручили приготовить и принести на чаепитие какое-нибудь угощение для мальчишек. Как назло, в тот день интернет работал – хуже некуда, и после битого часа попыток загрузить хоть один сайт с рецептами, я психанула и полезла искать почти забытую записную книжку.

Рецептов сладостей в ней было много, но все они были довольно сложными в приготовлении, и мне не подходили. А вот зефирный торт, который, если верить книжечке, даже выпекать не надо было - привлёк своей простотой.

Так, чётко следуя бабушкиным инструкциям, я и сотворила шедевр. Торт выглядел шикарно. Источая тонкий аромат ванили, он словно шептал: «Ну же! Попробуй меня! Съешь кусочек!» Так и хотелось ткнуть пальчиком в розовые зефирки и зачерпнуть нежного крема. Понятно, что когда я принесла этот шедевр в школу – произвела фурор! 

Все пятнадцать одноклассников, на все лады расхваливая мои кулинарные умения, съели по кусочку. И даже девчонки, кому достался торт, подтвердили, что он точно вкуснее магазинных, и я впервые за долгое время почувствовала себя звездой.

А мне это действительно было очень нужно! Ещё в седьмом классе я начала ужасно комплексовать из-за невесть откуда появившихся прыщей. А потом за одно лето слишком быстро вытянулась и превратилась в нескладного подростка с тоненькими ножками и угловатой фигурой. К тому же, у всех подружек к восьмому классу уже появилась грудь, а моя никак не хотела даже начинать расти. Приходилось покупать лифчики с твердыми чашечками и подкладывать в них вату… А девчонки, зная это, частенько подшучивали надо мной, и даже доводили до слёз.

В итоге, к пятнадцати годам я выглядела как сутулый пацан-подросток - без груди и с вечными прыщами на лбу и подбородке. На симпатии со стороны мальчишек можно было и не рассчитывать, хотя почти у всех девочек нашего класса уже были парни, с которыми они украдкой целовались на переменах и ходили гулять после уроков. Я же, в компании нескольких таких же неудачниц, как и сама, лишь с завистью смотрела на оформившихся красоток, чьих лиц так и не коснулся ни один прыщ.

 

***

 

Утро понедельника после того знаменательного чаепития приятно удивило. Возле самых ворот школы  меня поджидали два одноклассника - Мишка и Сашка. Один предложил нести мой школьный рюкзак с учебниками, а второй взял мешок со сменкой.  Время от времени они начинали спорить, кто будет встречать меня завтра, но я успокаивала их, говоря, что можно делать это по очереди.

Дальше – больше. На каждом уроке другие мальчишки дрались за право сидеть рядом со мной, но так как в этот день было всего шесть уроков, то большая часть одноклассников осталась ни с чем. Зато до дома они меня провожали всей толпой!

Та же история повторилась и на следующий день, и через два, и через неделю…

Это был самый чудесный месяц за все годы учёбы! Кто-то из одноклассников встречал меня до уроков, кто-то делал мою домашку и писал рефераты, кто-то покупал хот-доги в столовой, кто-то после уроков нёс до дома рюкзак.

Выходило так, что все мальчишки из класса как-то вдруг, словно в один момент, влюбились в меня! За что девчонки дулись и строили козни…

К концу марта любовь одноклассников постепенно угасла, и я осталась у разбитого корыта. Совершенно одна, без поддержки и друзей. Ни мальчишек-ухажёров, ни союзниц-девчонок. Даже бывшие подружки-неудачницы теперь шушукались в сторонке, считая меня предательницей.



Лия Лова

Отредактировано: 27.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться