Любовь и прочие магические проделки

Размер шрифта: - +

2

* * *

Поднявшись в свою квартиру на верхнем этаже элитного дома в самом центре, - ну, как, квартиру, - здесь ему принадлежал целый этаж, - Аллан вышел на балкон.

Отсюда был виден весь город, как на ладони.

Вдыхая еще свежий и чуть прохладный утренний воздух, Аллан смотрел на город, - когда-то, только поселившись здесь, он представлял себе, как этот город станет его.

Он любил город. Любил этот образ жизни, в который мог окунуться только здесь. Любил людей, - у него даже были здесь свои друзья, несмотря на то, как относились к обыкновенным людям остальные.

« Три или пять лет, - думал он. В обыкновенном мире! Без всякой магии, кроме своей, и без всяких магов! – с себе подобными общаться тоже запрещалось на все время испытания, - ну, разве что за исключением случайных встреч, которых ни он, ни другие маги не вправе были инициировать. Без всяких правил! Только я и город!»

Он знал о том, что маги относились к обыкновенным людям так, как те относятся к калекам. Да, без особенного дара, человек был действительно, как без глаз, рук или ног. Только такими, увы, было большинство, - и оно совсем не расстраивалось по этому поводу, - ведь они думали, что совершенно нормальны! И только раз почувствовав, ощутив в себе всю силу магии, можно было понять ущербность иного существования!

Он думал о том, как изменилась их жизнь за последние годы. Когда-то те, которые рождались с особыми способностями, - он не разграничивал людей и магов, считая, что они, по сути, одинаковы, а магия, дар, - это как талант, - скажем, великолепный врожденный голос, или способность изобретать что-нибудь, или высокий интеллект, - жили обособленно, вдалеке от остальных. Их ненавидели или боялись, шарахались или пытались уничтожить, - что ж, великих врачевателей тоже когда-то принимали за колдунов и сжигали на кострах, - людям свойственно бояться или восхищаться тем, чего они не понимают. Тогда каждый был сам по себе, - и не было ни рангов, ни иерархии, ни законов. Каждый был волен жить так, как ему хотелось.

Со временем это изменилось. Люди, наделенные даром, пусть даже и жившие в безопасности, где-нибудь в лесах, были все же неимоверно одиноки. Они искали кого-то, подобного им, кого-то, кто смог бы их понять, - ведь многие не понимали, что поцелованы самими небесами, принимая самих себя за аномальных уродов.

Так маги постепенно начали объединяться. А со временем осознали, что их необычность, - великая сила, которую они вполне могли объединить, - и тогда достигли бы величайших высот, оказавшись уже не на отшибе, а у самой вершины власти.

Они соединяли свои таланты, делились опытом, развивали свою силу, - и постепенно перестали опасаться обыкновенных людей. По-прежнему им приходилось притворяться и прятать свои способности, - но теперь вовсе не из страха, что их будут преследовать, - просто совершенно незачем другим об этом знать. Так создались мощнейшие объединения, появились ранги, школы, правители, - маги стали единым механизмом, взаимно дополняя друг друга и достигая своих общих целей.

Да, многие годы прошли, прежде чем все так устроилось. И все же Аллан иногда мечтал о романтике былых времен, - когда нет другого закона, кроме собственной воли, нет никаких правил, а каждый маг был полностью свободен, - и плевать ему на общие цели, он мог жить так, как подсказывало ему собственное сердце.

Теперь же закон магов был строг, - и даже слишком. Отступников казнили или изгоняли. И ни один из них не задумывался о том, чего же хочет он сам.

Лежащий перед ним город открывал свободу. Пусть даже на несколько лет, - но он мог себе позволить побыть одиночкой, почти изгнанником, не потеряв при этом ранга и привилегий. Утренний воздух города был для него воздухом свободы, которой, вполне возможно, больше никогда не будет, - став Великим он станет действовать лишь в интересах общих целей магов.

Он жадно вдохнул этот воздух, подставив лицо ласковому утреннему солнцу. Никто не будет от него ничего требовать, никто не прочитает его мыслей, - можно побыть собой, настоящим, сбросив с себя щит непроницаемости, на удержание которого уходило так много сил, но который был жизненно необходим в его родной среде.

Эта свобода щекотала ему ноздри. Она влекла и манила. Он предвкушал ее, как охотник предвкушает добычу, - спокойно, собранно, с азартом и волнением одновременно. И этой свободой он собирался насладиться сполна.

Вытянув руки вверх, он рассмеялся. Как же здорово, когда ты ничем не ограничен!



Неонилла Вересова

#954 в Разное
#385 в Юмор
#4978 в Фэнтези
#2939 в Любовное фэнтези

В тексте есть: юмор, магия, любовь

Отредактировано: 29.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться