Любовь и зависть

Размер шрифта: - +

Глава восьмая

Глава восьмая. Отвар Элизабет

Фергус Макивер не стал долго тянуть со своим планом. Уже на следующий день он подкараулил Элизабет во время её прогулки по зубчатой стене замка.

— Доброе утро, племянница. У меня есть к тебе разговор.

Элизабет посмотрела на него с холодным выражением лица, но Фергуса это ничуть не озаботило. Он собирался сделать предложение, от которого невозможно отказаться.

— Для тебя, конечно, не секрет, зачем я здесь. Минстенд должен принадлежать Кирану. Он — единственный настоящий наследник этих земель.

— В случае, если у Джейн и Джонатана не будет детей, — услужливо добавила Элизабет.

— Вот именно! Ты, милочка, зришь прямо в корень! — восхитился Фергус. — Слышал я, что ты сведуща в травах. Ну, вот и сообрази что-нибудь, чтобы Джейн не понесла. А сама выходи за Кирана. Останешься здесь, будешь хозяйкой.

Элизабет приподняла бровь, то ли поражаясь прямолинейности родственника, то ли всерьёз раздумывая над предложением. Фергус не сомневался в её ответе, поэтому терпеливо ждал.

Молчание между ними повисло всего на пол минуты, по истечении которых Элизабет промолвила:

— Я согласна.


 

Однако, когда довольный Фергус ушёл, она простояла на стене ещё какое-то время, глядя на расстилающиеся на многие мили пустынные поля. Заморосил мокрый снег, редкий в эту зиму, но и он не согнал её с места. Ей нравилось стоять вот так под защитой цитадели и в окружении дикого пейзажа, замечать малейшие изменения в округе, как то парение одинокого орла или прогулка такого же одинокого человека. Однако теперь она заметила, что возле замка на гнедых прогуливаются целые двое, Изабель и Джеймс.

Она уже знала, что Джонатан разрешил Джеймсу ухаживать за её младшей сестрой, и вполне одобряла такой союз. Лорд Хадвиг казался вполне обеспеченным человеком, владел как именем, так и некоторой собственностью в Карлайле, а может, и за пределами его. По правде говоря, Джеймс был слегка скрытен, но, главное, он нравился Изабель. И не представлял никакого интереса для самой Элизабет.

Фергус Макивер просчитался в одном: у неё не было большого желания становиться владелицей замка. В какой-то мере дядя внушил ей, что она этого достойна больше Джейн, но в то же время никто и никогда не давал ей забыть, что именно Джейн была старшей. Зато Элизабет знала, что всегда останется неофициальной хозяйкой Минстенда. Ни Джейн, ни Изабель понятия не имели, чем живёт замок и как им управлять. Джонатан тоже этого не ведал, хотя, ей показалось, что он будет искренне пытаться удержать бразды в своих руках. Но он никогда не узнает её родной дом так же хорошо, как знала она.

Элизабет была незаменимой частью Минстенда, и никакой ребёнок Джейн, ни тем более Киран Макивер этого не изменят. Но, равно как родственники из шотландских низин, она имела свои собственные соображения и цели, которым собиралась следовать с упорством, присущим всей её семье.


 

Именно поэтому Элизабет решила прервать романтичную прогулку двух влюблённых. Минут через пятнадцать она уже подъезжала к ним на своей кобылке. Джеймс галантно предложил ей присоединиться к ним, и простодушная Изабель выразила искреннюю радость при виде сестры. Однако Элизабет покачала головой, отказываясь от предложения.

— Я хотела бы украсть у вас свою сестру, милорд.

Изабель насупилась, но Джеймс только склонил голову, отпуская свою возлюбленную. Элизабет дала знак сестре следовать за собой, и, когда они удалились от Джеймса на порядочное расстояние, приступила к рассказу. Поведав о беседе с Фергусом Макивером и о своём видении будущего Минстенда, Элизабет с удовлетворением наблюдала, как в начале ошеломление на лице Изи постепенно сменяется воодушевлением.

Когда Элизабет замолчала, Изабель незамедлительно воскликнула:

— Я с тобой!


 

***

Спустя пару дней после выходки Изабель Джонатан выкроил время, чтобы навестить отца. Перед тем он встретился с Мэтью Свиткомбом ещё раз, одобрил все его идеи, разобрался с бумагами, оставшимися от лорда Шепленда, свозил леди Грир и сестёр Маклейн в Карлайл по магазинам, наказал слугам привести в божий вид одну из пустующих комнат для своих нужд и, наконец, по меньшей мере, с дюжину раз предавался любовным утехам с Джейн. А кроме этого, он неустанно следил за Фергусом Макивером (больно подозрительным выглядел он, весело расхаживая по замку), за его сыном, Кираном (слишком уж много он сновал по всем закуткам Минстенда), за леди Грир (чересчур часто прикладывалась она к шерри), за Элизабет (очень уж говорящие взгляды бросала она на него, когда никто не смотрел), да за Изабель и Джеймсом, которые постоянно норовили уединиться.

У него раскалывалась голова из-за такой большой ответственности, и потому, приехав в Лайл, он почувствовал себя так, будто наконец-то заслуженно отдыхает.

Старый Гаспар встретил его очень радушно, несмотря на донимающую подагру, которая едва позволяла ему передвигаться. Рози выбежала его встречать и воодушевлённо вызвалась проводить в библиотеку к его отцу, а заодно принести что-нибудь согревающее. При этом взгляд её отчётливо намекал на то, что она и сама не прочь согреть сына своего господина. Джонатан даже не удостоил её взглядом; в сравнении с его лилией Джейн, Рози, если и походила на розу, то только на невзрачную и увядающую. И отчего-то ему сделалось стыдно, что некогда он с ней спал. Чёрт знает что! От мыслей отвлекла кухарка Кэти, бывшая для всех молодых Сэвиджей нечто вроде доброй тёти с самого их рождения. Она перехватила их с Рози на полпути, наградила Джонатана крепким объятием и строго наказала остаться до ужина.

— Я сейчас быстренько что-нибудь вкусненькое специально для вас сготовлю. У нас ещё остался рис, привезённый его милостью графом Вестмором, сделаю для вас рисовый пудинг. А ещё мяса с овощами натушу в подливе. — Увидев слегка сморщенное выражение лица Джонатана, Кэти торопливо добавила: — Знаю-знаю, не любите вы овощи, но куда без них, а не то выпадут зубы и отдадите концы раньше времени.



Марина Гилл

Отредактировано: 23.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться