Любовь или ненависть

Размер шрифта: - +

Глава 8 или кто вы такие?

Понедельник, 23:30, городская больница Санта-Марии.

— Девушку в реанимацию и готовьте операционную! — приказал заведующий отделения хирургии.
На каталке лежала молодая девушка, по виду которой вряд ли скажешь, что ей семнадцать лет. Множественные переломы, ссадины, ушибы и кровоподтёки свидетельствовали лишь о том, что она попала в серьёзную автокатастрофу. Сейчас её жизнь висела на волоске, и в любую секунду смерть могла настигнуть её. Санитары и медсёстры повезли Кэт в реанимационную, пока самый опытный хирург больницы наводил сведения о ней у юной девушки на регистратуре.

Совсем рядом, возле двери реанимации, сидели плачущая навзрыд девушка и два молодых человека. Один из них опустил взгляд в пол, поскольку понимал, что это всё произошло из-за него. Второй же просто места себе не находил, метался из одного угла к другому, сжав руки в кулаки. Он понимал, что его любимая сейчас в серьёзной опасности, а он так и не рассказал ей о своих чувствах. Вскоре он сел возле своего брата и ревущей и просящей помощи у Бога девушки и обнял ту. Им всем было тяжело.
— Господи, за что нам это всё? — буквально кричала в пустоту Ксюша, прижимаясь к Даниэлю. — Только бы она выжила… Только бы с ней всё было хорошо… — как мантру повторяла девушка. А Даниэль лишь крепче обнял Ксюшу. Ему было безумно больно и… страшно. Да, впервые за несколько лет ему было по-настоящему страшно. Было страшно потерять любимого человека, так и не признавшись ему в своих чувствах. Стефан всё также сидел, опустив свой взор в пол. Было ли ему стыдно и в какой-то степени страшно? Определённо да. Он никогда себе не простит этого. Просто когда младший из семейства Сальваторе напивается, обычно это приводит к очень плохим последствиям.
Тут перед их глазами буквально промчался доктор, бегущий спасать, пожалуй, одного из самых важных людей в жизни каждого, кто сидел возле реанимационной.
                     *Несколько часов спустя*

Из реанимации вывезли Катерину Бездушную. Когда это произошло, Ксюша, Даниэль и Стефан поднялись со своих мест. Самым последним вышел хирург, который несколько часов подряд, боролся со смертью за жизнь юной девушки.— Доктор, как она? — первым спросил Даниэль.— А кем Вы ей приходитесь, молодой человек? — спросил мистер Перегрин, заведующий хирургией и человек, который спас жизнь Кэт. — Просто мы можем предоставлять всю информацию только близким родственникам.— Я…ну…это… — замялся Даниэль. Конечно, сейчас для него важнее состояние Кэт, нежели совершенно банальные вопросы.

— Он её жених, — внезапно ответила Ксюша, поднимаясь с места, на котором просидела несколько часов. Даниэль и Стефан переглянулись, а затем одновременно посмотрели на Ксюшу.

— А, ну раз так, то всё самое ужасное и плохое, что могло случится, уже позади, — ответил врач, записывая какое-то ведомости о больных.— Сейчас ей нужен покой и постельный режим. И, наверное, успею Вас огорчить: Катерине придётся несколько месяцев полежать у нас!

— Доктор, а вы не подскажете, в какой она палате? — спросила старшая сестра Кэт, подходя ближе.

— Конечно, подскажу, — ответил врач, поднимая свой взгляд на Ксюшу. — Палата номер десять, — тут мистер Перегрин посмотрел на свои наручные часы. — Она с минуты на минуту должна прийти в себя.

— Спасибо Вам огромное, — Даниэль пожал доктору руку, в которой лежала крупная купюра.

— Ну что Вы, это моя работа, — всё, что успел сказать мистер Перегрин прежде, чем покинул наших героев. Все трое стремглав помчались в палату под номером десять. Сердце Даниэля готово было буквально выпрыгнуть из груди от волнения, а учащённый пульс нещадно бил в виски. Он был благодарен Богу за то, что тот спас, пожалуй, самого важного и дорогого человека в его жизни, не считая, конечно, родителей. Первым в палату ворвался Даниэль, а за ним Ксюша и Стефан. Брюнет сел возле неё и взял её за руку. Он больше не мог скрывать своих чувств от Ксюши и Стефана, а уж тем более — от Катерины. Тут как раз девушка пришла в себя.

— Господи, Кэт, солнышко, мы все так за тебя переживали! — воскликнула старшая сестра, подбегая к младшей. Казалось, действительно всё самое ужасное было уже давно позади. Но не тут то было.

— Простите, но я совершенно не знаю, кто вы, — эти слова словно эхом разнеслись по одиночной палате.

                                      POV Катерина

Я очнулась в больничной палате. Меня окружали какие-то совершенно незнакомые мне люди. Один парень стоял поодаль от моей кровати, на которой я лежала, а второй сидел возле меня, взяв мою руку в свою.

— Господи, Кэт, солнышко, мы все так за тебя переживали! — ко мне подбежала какая-то девушка.

— Простите, но я совершенно не знаю, кто вы, — честно призналась я. Лица всех присутствующих вмиг исказила гримаса непонимания и страха. Меня немного напрягала вся эта ситуация. И вообще, что со мной произошло? Я взглянула на свои руки: они все были в синяках и одна из них была в гипсе.

— Я сейчас, — произнёс тот парень, который держал меня за руку и вышел из палаты.         Через несколько минут он вернулся уже с доктором.

— Доброе утро, — поздоровался врач, на что я лишь кивнула головой. — Меня зовут мистер Перегрин, я Ваш лечащий врач. Как Ваше самочувствие?

— В принципе неплохо, — ответила я, принимая вертикальное положение. — Но я не помню этих людей. — я окинула взглядом всех присутствующих.

— А Вы помните, как Вас зовут, сколько Вам лет и где Вы живёте? — задал вопрос доктор Перегрин.

— Меня зовут Катерина Бездушная, мне 17 лет и я проживаю в городе Санта-Мария, — ответила я.



Кэтрин Пирс

#8975 в Разное
#2429 в Драма
#1677 в Фанфик
#613 в Фанфики по фильмам

В тексте есть: ненависть, любовь

Отредактировано: 30.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться