Любовь, как оправдание.

Размер шрифта: - +

4.

 

   Алиса проснулась, будто ее кто-то толкнул или позвал по имени. Она резко открыла глаза, огляделась и не смогла узнать комнату, в которой находится. Где она? Страх неизвестности быстро отступил, когда память подобно холодному, резко хлынувшему в жаркий день ливню, обрушилась на нее, прогоняя остатки сна - Павел. 

Девушка уперлась руками в мягкий матрац, спустила ноги на пол и, они тут же утонули в длинном и теплом ворсе ковра. За окном начинался рассвет. Его первые солнечные лучи прокрались в дом и осветили комнату, где кроме кровати, тумбочки со светильником и телевизора на стене, больше ничего не было . В открытое окно влетел теплый летний ветер, колыша бледные шторы, от чего они стали очень похожи на поднимающийся с земли туман. Напротив окна ванная комната, в чуть приоткрытую дверь просачивалась тонкая полоска желтого света и  Алиса прошла вперед. Заметив свои аккуратно стоящие туфли, она плавно наклонилась и ловко зацепила их пальцами за ремешки. Решив, что не будет лишним проверить макияж и прическу, открыла дверь и посмотрелась в зеркало, поправила волосы, развернулась и любопытно оглянулась по сторонам. Ей было интересно все, что связано с хозяином этого дома. Гель для душа, шампунь, зубная щетка, вещи к которым прикасался Павел. Когда она проходила мимо висевшего на стене халата, не удержалась и коснулась теплого мягкого материала. Алиса представила, как Павел выходит, накидывает на свои широкие плечи этот халат, проводит рукой по голове и с его черных волос на белый ворот катятся блестящие капли воды. Видение ей нравилось и добавилось к уже имеющимся мечтам, вызывая легкую дрожь предвкушения.

В своих мыслях Алиса была далеко от вчерашней ночи и происшествие с Ильей казалось ей далеким, не стоящим внимания. Пусть, с Казаковым она разберется позже и больше не подпустит его так близко. А сегодня, останется с мужчиной покорившим ее сердце. Его глаза, они того же цвета, что и прошедшая ночь. Алисе хотелось вечно смотреть в них и тонуть в море эмоций, с каждом днем все больше и больше одурманивающих ее сознание.

Прижимая пальцы к губам, девушка счастливо улыбнулась, вспоминая поцелуй и шагнула за порог комнаты. Оглядываться по сторонам и рассматривать, что и где находится не было желаниях, Алиса торопилась найти хозяина этого огромного дома. В конце коридора разместилась широкая лестница, ведущая вниз и, она медленно по ней спустилась, замерев на последней ступеньке. Павел стоял у окна. Услышал ли шаги, почувствовал ее присутствие, не важно, но он знал, что его красавица стоит за спиной. Знал, но не обернулся, продолжая неподвижно стоять на месте и смотреть в окно.

Его серая рубашка собралась волнами на широких плечах, сжатые кулаки упирались в оконную раму, высоко над головой и расстегнутые рукава свисали вниз, открывая запястья. Алиса смотрела на мужской силуэт и запоминала каждую деталь. От того, что мужчина молчал, ей стало немного грустно и тяжело находится с ним в одном доме. Возникшее ощущение, что она лишняя и не нужная, как было в ее жизни не раз, пронеслось в голове, вынуждая обороняться.

-Я не помню, как оказалась здесь. Простите, если доставила хлопот.

Ее тихий голос, с ноткой упрямства, вызвал добродушную улыбку на мужественном лице мужчины, смягчая суровые черты. Павел медленно убрал руки с окна и обернулся, не скрывая своей мужской красоты. Алиса смотрела и жадно впитывала в себя его образ, надеясь, что в предрассветный час не так сильно заметен предательский румянец на щеках.

-Что последнее ты помнишь?

На такой логос оборачиваюся все. Властный, строгий, не терпящий возражений, он подчинял себе, лишая воли, никто не смеет молчать. Алиса поддалась ему, инстинктивно понимая, с каким  человеком говорит. Павел не терпит лжи.

-Как села в машину.

Громов хмыкнул. Да, запах алкоголя он почувствовал сразу же, как только коснулся ее губ, там, на скамейке, но она была трезвой, иначе бы он не привез ее к себе. А еще, кто-то заставил девушку плакать и желание разобраться с тем, кто это сделал, нарастало.

-Уже хорошо.

Он повел плечами, возвращая рубашку на место и, стал застегивать пуговицы. Медленно, не прерывая их зрительного контакта, испытывая и проверяя ее интерес к себе.

-Я отвезу тебя домой, если ты этого хочешь.

Домой?! Возвращаться в город Алиса хотела меньше всего. Уйти сейчас, когда она оказалась так близко к нему? Нет. Быстро лавируя между "так нельзя" и "но я хочу", девушка выбрала второе.

-Я хочу остаться. Если можно.

Шелест ее голоса был сравним с тихим шорохом шелка платья, когда Алиса встала на одну ступеньку ближе. Павел бросил бороться с не послушными пуговицами и опустил руки в карманы брюк, делая шаг на встречу. Сокращая расстояние между ними, он не сводил глаз с бледного лица, поражаясь ее доверчивости. Мужчина стоял на полу и смотрел в удивительные карие глаза, подозрительно блестевшие в тусклом освещении. Помимо красоты, он уловил в них страдание и затаенную обиду, такая юная и уже раненая. Громов не хотел становиться еще одной причиной для ее боли и должен был убраться. Но он не мог. Все время, что прошло с их первой встречи, лицо Алисы мелькало в его памяти, не позволяя забыть о ней, притягивало, манило, напоминая об их разговоре. И это не правильно.  Сегодня, она здесь потому, что это он ее привез, захотел побыть с ней, когда ему стало тяжело, размечтался и забыл, кто он есть. Всего на миг, на одну ночь, рискнул, понимая, что совершает ошибку. Дурак.

-Можно. Выпьешь со мной кофе?

Их взгляды не прерывались, делая ситуацию странно-знакомой, а произнесенное дружеским тоном приглашение выпить кофе, исключало неловкость и скованность. Прикосновение шероховатой ладони к ее руке, теплое дыхание с запахом сигарет, улыбка прожигающая на сквозь, дарили Алисе надежду, приручали и, она стала доверять.

-Да.



Аида Остин (Снежинка)

Отредактировано: 11.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться