Любовь, как оправдание.

Размер шрифта: - +

8.

Мерное тиканье приборов чередовалось со стуком дождя в окно, сливаясь воедино и нарушая тишину в палате. Осенний дождь, он как слезы, либо смывает оставшуюся боль, либо еще добавляет грусти. Ветер срывал с деревьев последние листочки и отправлял их на мокрую землю, или купал в лужах, или поднимал высоко в небо, унося далеко за пределы больничного парка.

Алиса стояла у окна и смотрела, как внизу передвигаются люди. В белых халатах спешили скорее зайти в здание, в обычной уличной одежде и под зонтом, они пришли на прием, а кто-то, как и она навещает родных и близких. У всех была своя забота, свое горе, своя радость, своя миссия.

По пустому коридору в отделении кардиологии шла медсестра, придерживая в руках стопку историй больных. Отыскав нужную, девушка остановилась у палаты, открыла дверь и вошла, с сожалением глядя на Алису.

-Доброе утро. Вы уходили домой?

-Нет.

-Завтракали?

-Сейчас спущусь в кафе.

Девушка покачала головой.

-Доктор подойдет к десяти. Дождетесь?

-Конечно, я буду здесь.

Вымученная улыбка, очень печальная, она вызывала сострадание у окружающих, оставляя в памяти красивое лицо Алисы.

-Все будет хорошо, не переживайте.

Медсестра коснулась ее локтя и вышла. А Алиса повернулась к кровати отца. Почти два с половиной месяца прошло, как в их семью пришла беда. Больное сердце не выдержало, операция не помогла и Виталий впал в кому. Инна во всем обвинила Алису, Ева вкладывала все свои силы на месть Громову, а Алису готова была раздавить собственными руками. Конечно, столько планов рухнуло из-за этой девчонки, а она только-только начала к ней привыкать. Нет, не зря Ева видела в ней соперницу, именно Алиса была причиной крушения ее мечты и счастливого брака с богатым бизнесменом, и именно младшая сестра разрушила карьеру.

Первые дни Инна не отходила от мужа, со временем, когда врачи сказали, что надежды почти нет и шансы невелики, стала приходить раз в три дня, остальное время с ним была дочь. Каждый день она садилась у его кровати и разговаривала. Рассказывала, что они будут делать, когда он поправиться, куда поедут и с кем встретятся. И каждый раз ей казалось, что у отца дрогнули ресницы или он пошевелил пальцем, или приборы заработали чуть быстрее, показывая учащенный пульс. Но все это ей казалось. Девушка понимала, что сама себя утешает, обманывает, поддерживает надежду, но без этой веры им обоим не выжить.

В половине одиннадцатого Алиса вышла из кабинета лечащего врача. Доктор не сказал ничего нового, остается только ждать. Сколько? Прогнозы не утешительные, денег на лекарства почти не осталось, все ушло на операцию, а продавать загородный дом Инна не хочет. Судя по ее реакции, она вообще не собирается больше расходоваться на лечение мужа. Как же быстро ее любовь прошла. Семь лет мужчина боготворил ее, выполнял каждую прихоть, а она так быстро сдалась. Злость и обида на мачеху сводили с ума, Алиса готова была броситься на нее с кулаками, чтобы выместить на ней свою боль. Она не заслуживала его, она предала их семью. Столько лет притворятся, как так можно? Кипя возмущением и гневом, девушка вернулась в палату.

-Ты была у врача?

Голос Инны гулко разносился под высоким потолком, отчего девушка поморщилась. Головная боль много дней подряд не проходила, а от больничной еды и казалось бы вечного кофе, сводило желудок.

-Была. Какая тебе разница?

-Не дерзи. Ничего нового?

-Ничего. Он снова предложил попробовать новый препарат, а на него нужны деньги.

Инна покачала головой. Ей было жаль мужа, но их совместная жизнь закончилась, Виталий в больнице и почти не жилец, а ей нужно подумать о себе. Зачем отдавать последнее, если заранее известен результат?

-У меня больше нет денег.

-Продай дом или заложи его.

-Нет. Я столько лет мечтала о нем, что не буду рисковать. Алиса, пойми, надежды нет, он…

-Мой отец будет жить, слышишь, ты, жадная тварь! Это ты виновата. Кто тебя просил уговаривать его работать, когда доктора запретили?

Еле сдерживая слезы, девушка наступала на мачеху, намереваясь высказать ей в лицо все, что накипело.

-Винишь во всем меня? Тебе напомнить, когда ему стало плохо? Кто на самом деле виноват? Забыла, как ты связалась с почти женатым мужчиной и разбила семью? Да не одну, ты собственного отца загнала в могилу!

-Не правда!

-Правда и ты сама это понимаешь. А теперь уясни, что денег больше нет, можешь продать квартиру, если хочешь, по своей глупости Виталий оставил ее тебе, вот, и распоряжайся, а на меня не рассчитывай. Ясно?

Инна высоко подняла голову и обошла застывшую девушку, открыла дверь и, не оборачиваясь, покинула палату. Не важно. Алису больше всего интересовало, как добыть деньги. На Инну больше можно не рассчитывать, тогда на кого? Всех знакомых отца Алиса обошла перед операцией, все, что было у него на счету, они выплатили за долги, куда ей еще пойти?

Громов. Его  Алиса вспоминала часто, горько плакала первое время, проклинала и пыталась забыть, со временем забота и переживание за отца оттеснили мысли о Павле, оставив неприятные отголоски в сердце и памяти. Идти сейчас к нему и унижаться, что может быть хуже? Нет, оставался еще Казаков. Если он действительно ее любил, то не откажет. А деньги она вернет, как только продаст квартиру. Схватив сумку и плащ, Алиса помчалась на поиски своего бывшего одноклассника.

***

Многие одноклассники поступили в другие города и переехали, Илья не был исключением, он специально уехал подальше, чтобы не встречаться с Алисой. Через два месяца пришлось вернуться, вызывали в военкомат. После того, как закончил с делами, парень приехал к дому Алисы. Он не осмеливался подняться к ней, хотел просто увидеть. Если бы только было возможно и она ответила взаимностью.... Еще в школе Алиса говорила всем, что поступит на факультет отца, значит, никуда не уехала, если только ничего в ее планах не изменилось с появлением Громова.



Аида Остин (Снежинка)

Отредактировано: 11.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться