Любовь, как оправдание.

Размер шрифта: - +

14.

 Ожидание сводило с ума. Двое отчаявшихся людей, временно оказались заложниками городских пробок и были вынуждены терпеливо ждать, когда поток мешающих им машин рассеется. Мужчина постоянно смотрел на часы, сжимал челюсти и хмурился, ему не впервой было наблюдать подобное, но те случаи были другие, в них не было особой важности и все, что имело значение до сегодняшнего дня, оказалось мелочью, не стоящей ничего, кроме денег. Сегодня же все по-другому и важная встреча, на которую он так спешит, должна была состояться еще несколько лет назад. На нем нет вины, не ее отменил, вина лежала на женщине, подарившей ему счастье, длившееся ничтожное мгновение, она же его и украла, лишила нескольких тысяч дней, возможности наблюдать за тем, как растет его сын. Сын. Громов и мечтать не мог о таком подарке. До вчерашнего вечера он как мог, отгонял от себя мысль о том, что бы было, будь у них с Алисой ребенок. Развивать подобную тему тоже самое, что изо дня в день терзать душу, лично загоняя ее в ад, отдавая чертям на издевательство. Как же он злится. После того, как услышал правду, несколько раз приказывал повторить заново и все равно не верил. Только после вмешательства Сомова оттолкнул Алису и уселся на диван. Арсений втиснул ему в непослушные пальцы стакан со спиртным и заставил выпить. Через несколько минут Павел смог хоть как-то связно подумать, но на Алису не смотрел. Знал, чувствовал, что она сидит где-то рядом, но повернуться не мог. Громов боялся, что снова не сдержится и накричит на нее, заставит рассказать все, не выдержит и будет обвинять во всем. После этого, ни о каком примирении и речи быть не могло.

Тишину нарушила Шерри, хлопнув в ладоши, она нервно рассмеялась, призывая к общему вниманию.

«-Ну, вот видите, как иногда бывает. Сейчас главное не ваши эмоции, вы взрослые люди и сможете спокойно разобраться, а вот Алекс, он…

Ее перебила Алиса. Сжимая пальцы, она глухо сказала.

-Алекса здесь нет и не надо его втягивать.

То, что Громов был с ней совершенно не согласен, все итак знали, но сидеть и молчать мужчина не собирался.

-Это не тебе решать.

Возможную ссору не допустила Шерри, огорошив их новостью.

-Вот завтра и посмотрим.

Все трое уставились на нее. Девушка развела руками и очередной раз доказала, что она настоящая дочь своего отца.

-Алекс с Дженой прилетают утром. Сюрприз!»

Сопроводив новость счастливой улыбкой, Шерри махнула ручкой и поднялась к себе, пожелав всем спокойной ночи. Качая головой, Алиса ушла следом за ней, Арсений налил выпить себе и позеленевшему от последних новостей Громову, заранее ему сочувствуя.

Это было вчера, а сегодня Павел и Алиса спешили в аэропорт, они будут встречать Алекса, их сына, который пока не знает, что у него двое родителей.

-У тебя есть обезболивающее?

Алиса могла бы и дальше молчать, только от бессонной ночи голова нещадно раскалывалась, мешая нормально думать. На светофоре Павел наклонился вправо и открыл бардачок, стараясь как можно дальше держаться от девушки. Он нашел таблетки, выпрямился, завел руку назад и взял с заднего сиденья бутылку минералки, купленную по дороге, передал все Алисе, ничего не говоря.

Машины медленно двигались вперед, вскоре показался очередной мигающий красным светофор. Когда перекресток остался позади, движение нормализовалось. До аэропорта оставалось несколько километров, усиливающих и без того большое напряжение. Что будет, когда он увидит мальчишку? Как его представят? Что ему сделать, чтобы больше не потерять сына? А главное, как простить и понять поступок сидящей рядом женщины?

У Алисы были схожие мысли, с той лишь разницей, что она не хотела расставаться со своим ребенком, бегущим на встречу жизни с упрямством и завидной настойчивостью, которыми мог свести с ума любого. А еще, он постоянно спрашивал «скоро ли папа приедет?» Видимо, путешествующему по планете отцу пришло время вернуться. Будь ее воля, блудный папаша гулял бы еще долго, но, как всем известно, у судьбы на все свои личные планы.

Шум голосов, спешащие люди и они, в самом центре зала, где скоро должен появиться Алекс. Павел старался не показывать эмоций, скрывал, как мог, дико хотел сбежать покурить, но оставался на месте. Кто знает, что придумает Алиса, где гарантия, что она не купит билет и не сбежит от него второй раз. Громов впервые со вчерашнего дня открыто рассматривал девушку, удивляясь ее поступку. На вид такая невинная, а на деле оказалась обычной мстительной стервой. Презрительно скривив губы, Громов отвернулся, не желая настраивать себя против девушки еще больше. Вспыхнувшие было чувства к ней, меркли, заменялись другими, совершенно противоположными симпатии и любви, с таким набором ему будет очень сложно строить отношения, даже ради сына.

Алиса теребила края джинсовой куртки. Качая головой, девушка поражалась тому, на сколько сильно ее состояние тревоги, когда рядом Павел. А ведь и раньше, почти всегда она чувствовала нечто похожее, но списывала на нервы. Возможно, с ним нельзя рассчитывать на мир и покой. Что же теперь будет, как они поступят, и сможет ли она запретить Алексу видеть отца? Проклиная обстоятельства, девушка обернулась, всматриваясь в лица людей. Самолет приземлился давно, но пока никого из прилетевших в зале не было.

-Алиса, я хочу предупредить, чтобы ты не пыталась настроить ребенка против меня.

Девушка скосила глаза и мельком посмотрела на Павла.

-За кого ты меня принимаешь?

Громов придвинулся ближе и строго произнес.

-Я предупредил.

Быть козлом отпущения никто не хотел, как и признаваться в своих ошибках. Ответить Алиса не успела, зал оглушил громкий детский крик, на который обернулись многие женщины.

-Ма-ма!

Алиса раскрыла объятья. Ее сын, неугомонный клубок с темными вихрами, вечно торчащими в разные стороны и хитрые глазки, от которых нельзя оторваться. Мальчишка лет пяти несся вперед, размахивая руками, и смотрел на идущих людей. Вот он остановился почти рядом, огляделся, нахмурился тому, что до сих пор мама не нашлась, втянул воздух в легкие и снова завопил.



Аида Остин (Снежинка)

Отредактировано: 11.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться