Любовь, как оправдание.

Размер шрифта: - +

17.

-Ева? Как ты вошла?

-Ножками. Громов, да ты чего? Я вошла как и все, через дверь. Но, если ты спрашиваешь об охране, то она в твоем доме не очень, так, на троечку. Всех подряд пропускает, правда Алиса?

Ева пристально смотрела на Алису, подмечая, что не зря переживала в свое время и ее сводная сестрица действительно стала красавицей. До Евы ей конечно далеко, но многим избалованным женским вниманием мужчинам приелась искусственная красота и они стали падки на естественную молодость. Взять например Громова. Ну, вот что он в ней нашел? Обычная серая мышь, вечно огрызающаяся на окружающих, показывала свой несносный характер и, сидела в четырех стенах, изредка бегая покурить. Да, сидела, до поры до времени. Приподняв подбородок, Ева, игнорируя Павла, шагнула за порог и встала напротив Алисы.

-Я пришла с миром. Ну, обнимемся?

Раскинула руки для теплых объятий, но ответа не дождалась. Совершенно не расстроенная, Ева попробовала найти помощи у Павла.

-Вот как так, а? Паш, давайте выпьем, по чуть-чуть, поговорим и я уйду. Давайте.

Скрывая невероятную злость, женщина прошла мимо растерянных Павла и Алисы, сворачивая на кухню.

-Я смотрю, у тебя почти ничего не изменилось. Странно, шесть лет прошло, а ты ремонт так и не сделал. Хотя, холостяцкая квартира без настоящей женской руки, дом работница не в счет, это как скульптура в музее. Сегодня пыль протрут, завтра полы помоют, а домашнего тепла нет. Громов, где ты прячешь бокалы?

Ева крутилась по всей кухне, разыскивая посуду, хлопая дверцами шкафчиков.

-Тебе лучше уйти.

Павел был в бешенстве. Мало того, что пришла без приглашения, так она и командует. Вот чего в ней всегда было много, так наглости. Все хорошие качества Евы теряли ценность, при показе ее настоящей сущности.

-Почему?

-Так для всех будет лучше. В первую очередь для тебя.

Громов обернулся к Алисе, девушка стояла бледная, растерянная и не сводила больших глаз с Евы.

-О, а вот и они. Алиса, тебе можно спиртное? Ну, я спрашиваю на тот случай, если ты, вдруг опять беременна. В прошлый раз ведь так было или я что-то путаю?

-Ева!

-Что?!

В стену полетели бокалы, шампанское упало на пол, устилая битым стеклом и пенящимся вином черную плитку. Павел и Ева, амбициозные люди и вечные враги, на протяжении нескольких лет пересекались в деловом мире, мстили и каждый из них по-своему смотрел на произошедшее в прошлом.

Алиса медленно отходила от шока. Нельзя шуметь - Алекс спит.

-Прекрати. Говори зачем пришла и уходи. Не думай, что я поверю в сказку о внезапном интересе, ты никогда не смотрела на меня, как сестру или подругу.

-Почему? Хотя да, ты права, маленькая ворчливая пиявка. Ты вечно путалась под ногами и совала нос не в свое дело. Мне плевать на тебя, просто стало интересно, с кем это сегодня мой бывший муж обедал? И какой девке так повезло, что сам Громов не постеснялся показаться с ней при всем честном народе. Знаешь, а он привел тебя не в простой ресторан, понимаешь? Он показал тебя всему городу! Ой, как же я смеялась, когда узнала тебя, думала умру. Счастливая, молодая мамаша, в попытке воскресить былые отношения.

-Ева.

Павел дернул женщину за локоть и попытался оттащить к двери.

-Пусти. Ты принял ее обратно? С чужим ребенком? А его отец, когда узнает, что вы живете вместе, что он скажет? Алиса, как фамилия твоего бывшего одноклассника, с которым вы встречались тихими долгими вечерами?

Алисе было противно оправдываться, да и перед кем, перед Евой? Кто она такая, чтобы с ней обсуждать рождение Алекса, а Павел принял сына, он не ей не поверит.

-Уходи.

Алиса встала за спиной Павла, давая понять, что они вместе.

Женщина застыла, с открытым ртом переводила взгляд с одного на другого, теряя рассудок от злобы и ненависти.

-Что?! Ты…вы... Алиса, ты, ты еще не поняла, что ему во всем нужна выгода, вся его жизнь – сделка. Когда он спал с тобой, думал, как переманить меня на свою сторону, чтобы разорить компанию старого врага, а после меня шел к тебе. Это мерзко, я до сих пор чувствую себя грязной…

Громов прервал обвинения женщины, схватил за локоть и потянул ее к выходу.

-Отпусти, мне больно.

-Потерпишь. Я вызову тебе такси, подождешь на улице.

Ева развернулась и вцепилась ему в футболку, пробежала ладонями по груди, прижалась ближе и зашептала, торопясь и путая слова.

-Я ненавижу тебя. Презираю. Мой муж, он сотрет тебя в порошок, слышишь?! Ты меня слышишь?!

-Если ты не прекратишь мне угрожать, твой муж узнает много интересного о тебе. Все, тебе пора.

Громов втолкнул всклокоченную женщину в лифт, нажал кнопку первого этажа и, только после того, как двери закрылись, вернулся в квартиру. Устало привалившись в закрытой двери, Павел смотрел на Алису. Не таким представлялся ему сегодняшний вечер.

-Прости.

Алиса поджала губы. Брошенные Евой обвинения звучали правдиво и возвращали в прошлое, с его обидами и душевными страданиями. Девушка сняла с вешалки свою сумку, обулась и, на всякий случай прихватила куртку.

-Алиса…

-Я пройдусь, если не трудно присмотри за Алексом.

-Уже поздно. Останься и мы поговорим.

-Да? О том, что было? Громов, меня достало прошлое. Я честно старалась начать все заново, смотреть на тебя и видеть мужчину, которому не безразличны мы с сыном…

-Так и есть. Я даже думать не могу, что будет, если вы уедите.

-…а вижу предателя.

-Я любил только тебя, верь мне.

Алиса кивнула.

-Верю, что любил. Но вот знаешь, с какой бы стороны я на твою любовь не смотрела, измена не вписывается. Дай пройти.

Павел отошел, пропуская Алису. Проклиная себя и упрямство девчонки, он вернулся на кухню, чудом не наступив на осколок. Сигарета дрожала в руке, в горле скапливался противный комок и мешал дышать. Он понимал, что Алисой движет обида и ревность, это правда, он ей изменял, за что и приходится расплачиваться.



Аида Остин (Снежинка)

Отредактировано: 11.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться