Любовь как преступление. Дилогия

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 8

За ужином мне кусок в горло не лез. Не так-то просто есть под тремя голодными мужскими взглядами, которые настойчиво сопровождают каждое ваше движение.

Особенно меня смущало, что даханны не спускали глаз с моего лица, наблюдая, как я кладу пищу в рот, облизываю губы, пью из бокала... Синие звезды в их глазах загадочно мерцали, заставляя меня нервничать, сияние кожи мягко переливалось всеми оттенками перламутра, а вот брови недовольно хмурились. Было такое ощущение, будто они знают что-то связанное со мной, но это что-то им сильно не нравится.

Что касается Рини, то она ела как под гипнозом, все, что ей клали в тарелку. Я поняла, что дазган навел на нее чары, и готова уже была возмутиться, но потом решила, что так даже лучше. Бедной девочке и так не просто, пусть хоть поест спокойно.

Наконец, когда голод был утолен, я аккуратно сложила салфетку и удовлетворенно откинулась на спинку стула. Даханны как по команде отложили свои приборы и встали. Они что, ждали, пока я поем? Я воззрилась на них, не скрывая своего удивление.

- Эйрина Димантис, настало время серьезно поговорить...

Эйр Ордзан клятвенно уверил меня, что присмотрит за Рини, пока мы с эйром дазганом прогуляемся по палубе. Я только хмыкнула. Эйр дазган. Может он хоть сейчас скажет мне свое имя?

На палубе оказалось весьма прохладно. Я прислонилась к фальшборту, наблюдая, как фрегат легко скользит по водной глади, подгоняемый свежим бризом. Прямо над моей головой гордо реяли багряные паруса, темными полотнищами трепеща на ветру.

Далеко на горизонте раскаленный шар закатного солнца медленно погружался бескрайнюю морскую синь, и это величественное зрелище наполнило меня благоговейным трепетом. Верхушки мачт, борта и форштевень корабля светились странными желтыми огоньками и такие же огоньки мерцали позади нас в море - это следом за нашим фрегатом шла остальная флотилия с будущими шейнаб на борту.

Я зябко поежилась от вечерней прохлады и вопросительно уставилась на своего спутника, ожидая, пока он первый начнет разговор.

- У вас, наверное, много вопросов?- медленно произнес он.

- Да уж,- хмыкнула я, обхватывая себя руками. Холодно!

Он скинул плащ, который вновь надел после ужина, и молча закутал меня в него.

- Я совершаю большую ошибку,- пробормотал он, будто про себя,- кажется, я переоценил свои силы.

- Опять какие-то тайны! Я уже устала от этих намеков.

- Я просто не знаю, с чего начать.

Его встревоженное лицо с идеальными чертами тихо светилось в вечернем полумраке, а глаза казались бездонными озерами.

- Начните со знакомства,- хмыкнула я.- Я ведь до сих пор не знаю вашего имени.

Он нахмурился, глядя в морскую даль. Казалось, будто мое присутствие на этом корабле воспринимается им как большая ошибка, исправить которую он уже не в силах. Пальцы дазгана нервно поглаживали деревянные поручни, челюсти плотно сжались, обозначая скулы. Помолчав с минуту, он нехотя произнес:

- Можете называть меня эйр Кархадан.

- Нет, так не честно, - упрямо насупилась я.- Вам же известно мое имя, вот и я хочу знать ваше.

Его тонкие губы тронула едва заметная улыбка, сияние кожи стало чуть ярче, будто моя фраза доставила ему удовольствие. Он развернулся ко мне лицом и ответил, глядя мне прямо в глаза:

- Рейхо... меня зовут Рейхо Кархадан.

Мое сердце сладко заныло от его близости. Он смотрел на меня так открыто, как никто до него. Его пытливый взгляд неторопливо скользил по моему лицу, будто лаская каждую черточку нежным прикосновением. Что-то странное витало между нами. Некое притяжение, возникшее из таинственного свечения его кожи, терпкого запаха, бархатного тембра.

Он медленно поднял руку и его пальцы, будто невзначай, коснулись моего лица. Скользнули вниз, обрисовывая щеку...

В борт ударила внезапная волна, обдав нас веером холодных брызг. Я отпрянула, стряхивая наваждение. Рука дазгана безвольно упала вдоль тела, на тонких губах застыла кривая усмешка.

- Трудно удержаться и не возжелать сокровище,- произнес он так глухо, что я едва разобрала,- даже если знаешь, что оно никогда не будет твоим.

- Вы обещали мне все рассказать!

Я с трудом взяла себя в руки, скрывая смятение за показной бравадой. Пусть так, лишь бы вновь не попасть под его чары!

Рейхо потер подбородок, стараясь смотреть куда угодно, только не на меня. Будто само мое присутствие заставляло его терять хладнокровие. Он отошел на шаг, оперся локтями на поручни и заговорил, скользя взглядом по морским бурунам.

- Странно рассказывать о том, что считается общеизвестным для нас... но вам может доставить много хлопот. Вы ведь ничего не знаете о своем происхождении? И я тоже не пойму, как так случилось...

Рейхо медленно начал свой рассказ и по мере того, как он говорил, передо мной все ярче и ярче вырисовывалась картина моего безрадостного будущего.

 

***

 

Оказалось, даханны живут кланами, причем в соответствии со строгим военно-морским регламентом. Каждый клан имеет своего вождя - эрзуна, который так же является адмиралом собственной флотилии, присягнувшей на верность императору, и входит в число его генералов. У каждого эрзуна есть свои контр-адмиралы - секайи и командоры - тогуны. Дазган приравнивается к капитану на корабле и к сотнику в пехоте, так что я почти не ошиблась в своих подозрениях. А вот приставленные ко мне охранники - хурраны или лейтенанты, как у нас говорят.

В империи Тысячи Островов правит военно-морская элита: эрзуны, секайи и тогуны являются высшей аристократией, что-то вроде наших герцогов и маркизов. Соответственно, дазганы это графы, а хурраны - бароны. Кланы постоянно конкурируют между собой, многие даже пиратствуют, но если еще двести лет назад сражались за острова и золото, то теперь главным сокровищем стали даханни.



Алина Углицкая

Отредактировано: 23.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться