Любовь как преступление. Дилогия

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 18

Не знаю, сколько времени я провела, обдумывая ситуацию, в которой оказалась, только вдруг скрип ключа в замке заставил меня встрепенуться. Распахнув двери, в помещение вошли два ниданга, несущие в руках огромные тюки. Следом за ними появился Шерран.

- Вот,- сказал он,- здесь матрац, подушки и одеяла. Выбрал лучшее, что было.

Я молча смотрела, как мужчины ловко раскатали набитый ватой матрац и в считанные секунды заправили мне постель. Что ж, белье и в самом деле оказалось не новым и залежавшимся, но, по крайней мере, чистым. Серые небеленые простыни, колючее шерстяное одеяло и набитая пером подушка. "А кровать у капитана намного удобнее",- мелькнула в голове предательская мысль, но я тут же ее отогнала.

- Я хочу подышать свежим воздухом,- обратилась я к Шеррану, когда ниданги собрались уходить.

- Никак не можно, маленькая даханни. Капитан оставили четкие указания на ваш счет.

- Так я что, под арестом?

- Не могу знать.

- И когда меня выпустят?

- Как прибудем на Монтерон. Это личные владения эйра капитана.

- И когда же это случится?

- Через три дня. Больше я ничего не знаю.

Я опять закусила губу, по старой привычке, но тут же испуганно стрельнула глазами в сторону нидангов. Кажется, у местных мужчин особый пунктик на сей счет.

Шерран покачал головой:

- Вам не стоит этого делать, если не хотите разозлить капитана. В нем слишком много от даханнов, а они не любят, когда их женщинам причиняют вред, даже такой незначительный.

- Так он поэтому на меня набросился?!- изумилась я.

- Он почуял вашу кровь. Не забывайте, он еще и шайен на четверть. А у них очень тонкий нюх.

- И что не так с моей кровью?- забеспокоилась я, вспомнив, что она поменяла свой цвет с красного на фиолетовый.

- Шайены... они... знаете ли,- прожженый пират, судя по всему, засмущался, не зная, куда деть глаза,- ну, их привлекает кровь противоположного пола. Они так пару выбирают... по вкусу и запаху крови.

- Ну, слава Двуликому,- облегченно выдохнула я,- а я уж испугалась, что они людоеды. Что ж, мне нечего бояться. Ваш капитан ясно дал понять, что я ему ничуть не нравлюсь. Можете ему передать, что не очень-то и хотелось. Пусть скорее ищет моих родственников, и я забуду эти сумасшедшие дни, как кошмарный сон.

Шерран наградил меня долгим, многозначительным взглядом, и с какой-то странной интонацией произнес:

- Клянусь кишками кашалота, Двуликий здесь абсолютно не при чем.

Они ушли, а я упала на узкую койку и глубоко задумалась. Слова Шеррана повергли меня в недоумение, потому как его грубоватые намеки абсолютно не вязались с действительностью.

Он сказал, что капитан - благородный человек? Но я что-то не заметила особого благородства. А вот грубость, нахальство и неприязнь - этого сколько угодно. И я должна поверить, что этот корсар испытывает ко мне какие-то чувства? Хотя, если Шерран прав насчет шайенов, то, вполне возможно, Даннахан ощущает зов крови, но не более того. Так не обращаются с девушкой, которая нравится, уж мне-то есть с чем сравнивать.

Я неожиданно вспомнила время, проведенное на имперском фрегате, и тяжелая тоска сжала мое сердце. Нападение пиратов было не случайно, это и так понятно, проигравший рейн посягнул на шейнаб. Интересно, смогли ли галеоны спастись от быстроходных бригантин? Пережили ли бурю мои бывшие соотечественницы или их холодные тела устилают морское дно? А Рини? Где сейчас младшая сестра Дайны, о которой я обещала заботиться?

Я и сама не заметила, как из глаз одна за другой покатились молчаливые слезы. Я не плакала, я просто лежала и думала, но соленые капли сами собой наворачивались на глаза, оставляли мокрые дорожки и скатывались с висков, исчезая где-то в волосах.

Столько душ невинно погублено! Столько жизней оборвалось за один миг. А Рейхо? Выжил ли он после того, как Эйдан ударил его веслом? Бедный дазган! Ведь он пытался меня спасти!

Я уткнулась лицом в подушку и зарыдала, как маленькая девочка, брошенная одна в темном лесу. Ей холодно и страшно, и нет никого, кто бы разделил с ней этот холод и этот страх.

Наплакавшись вволю, я сама не заметила, как заснула. Во сне я видела странную женщину: смуглую, с длинными черными волосами, струившимися по ее плечам и груди пышным блестящим водопадом. Кожа незнакомки излучала огненно-красное сияние, окружавшее ее пламенеющим ореолом, а широкие скулы и узкий подбородок показались смутно-знакомыми. Словно я уже где-то видела это лицо. Или очень на него похожее.

Незнакомка стояла в длинном белом платье, обвивавшем ее стан, будто вторая кожа, и протягивала мне руки. Ее огромные раскосые глаза сияли, как две звезды, чувственные губы шевелились, что-то шепча, но я не слышала ни слова. Завороженная, я смотрела ей прямо в глаза и не могла отвести взгляд.

Неожиданно она улыбнулась. Меж сочных алых губ мелькнула белая полоска остро заточенных зубов. Я вскрикнула и проснулась.

***

Кто-то осторожно тряс меня за плечо.

Я нехотя разлепила глаза. Над кроватью стоял неизменный Шерран и пытался меня разбудить.

Увидев, что я проснулась, он отошел к столу, и сообщил, поправляя на нем тарелки:

- Эйр капитан передал, что сожалеет о своей резкости и постарается сгладить свою вину.

- Он выпустит меня?- обрадовалась я, садясь, но, как оказалось, рано.

- Нет,- ниданг немного посопел,- он обещает сделать ваше путешествие как можно более комфро... корфо... табельным... акульи зубы мне в печенку!- выругался он, но тут же захлопнул рот и отвел взгляд.

- Я поняла, комфортабельным. Удобным.

Шерран кивнул. Я поднялась с кровати и удовлетворенно хмыкнула. Пока я спала, кто-то повесил над крошечным иллюминатором кусок полупрозрачного шифона вместо занавески, а дощатый пол теперь прикрывал ковер. Причем, если мне не изменяет память, я видела подобный в капитанской каюте. Простой деревянный стол застелили воздушной скатертью, да и посуда из привычного фаянса вдруг превратилась в тонкий фарфор. Вот это изменения!



Алина Углицкая

Отредактировано: 23.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться