Любовь как преступление. Дилогия

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 22

Примерно через неделю, я начала понемногу вставать. Эйден строго выполнял данное мне слово, и за это время я видела его лишь пару раз.

После завтрака меня усаживали у окна, в мягкое кресло, и я наслаждалась открывающимся видом.

Прямо под бревенчатой стеной дома располагался пышный розовый сад, окруженный высоким каменным забором. Помимо роз, здесь цвел жасмин, акация и сирень, наполняя воздух ярким благоуханием. Моя комната находилась на втором этаже, а потому, я видела каменистую пустошь за этим забором, простиравшуюся до самого побережья. Там бирюзовые волны лениво наползали усыпанный галькой берег, а здесь теплый ветер играл с зеленой листвой.

Как мне сообщила Режина, розы были любимыми цветами эйрины Эстель. Именно по ее указу сюда привезли землю с другой стороны острова. Несколько лет она ухаживала за этим садом, практически сама посадила каждый куст, привезенный, по ее просьбе, эйром капитаном.

Я видела, да горничная этого и не скрывала, что Режине не по нраву мое присутствие. Похоже, что она была очень преданна прежней хозяйке господской спальни. Я могла бы объяснить, что не слишком претендую на вакантное место, но не видела смысла оправдываться перед служанкой.

Как-то утром она перестилала кровать, а я сидела в своем кресле и наслаждалась щебетом птиц, невидимых в пышной зелени сада. Недовольное бормотание служанки не давало сосредоточиться на какой-то мысли, которая постоянно крутилась у меня в голове, но при этом ускользала, стоило лишь попытаться схватить ее за хвост.

Неожиданно, мой взгляд наткнулся на высокую фигуру Эйдена. Он легко сбежал с высокого крыльца, что-то сказал вытянувшемуся в струнку дворецкому, и завернул за угол дома, туда, где располагались хозяйские постройки. Через несколько минут я увидела его уже в седле. Сидя на прекрасном вороном жеребце аренсийской породы, лэр капитан направлялся к главным воротам. Мое сердце кольнуло, будто иглой, в груди что-то сжалось.

- Режина, - прервала я причитания горничной, - ты не знаешь, эйр Даннахан никуда не собирался?

Женщина наградила меня неприязненным взглядом.

- Если эйру и угодно куда отправиться, то слуг он в свои планы не посвящает.

- А кого посвящает? - поинтересовалась я.

- До вашего приезда - эйрину Эстель. Она здесь была хозяйкой почти три года. Хозяин дал ей право руководить поместьем и... у них все шло к свадьбе... до вашего появления.

У меня пропало желание продолжать диалог, но Режина, похоже, решила меня добить:

- Вполне возможно, что эйр и сейчас в ней нуждается.

Эйден вернулся на второй день к обеду, а мою душу продолжали грызть сомнения.

Был ли он с Эстель? Или отсутствовал по другой причине? Подозрения разъедали, будто кислота, я не могла понять, что в его словах правда, а что - попытка повлиять на мой выбор. Я не могла ему верить, но с каждым днем ощущала все большую потребность в его присутствии.

Сначала, я начала скучать, потом тосковать. Чем быстрее восстанавливалось тело, тем больше страдала душа. Но я молчала, а Эйден больше не появлялся. Глупая гордость и врожденное чувство противоречия не давали мне показать свою слабость и первой позвать его.

Да, я считала это недопустимой слабостью, достойной лишь падших женщин. Никогда, ни под каким видом приличная девушка не должна сама делать первый шаг - это правило вбили в меня двадцать пять лет санхейского воспитания. Невозможно за считанные дни сломать то, что взращивали в тебе годами строгих обычаев и традиций.

Да к тому же я прекрасно понимала, что по сравнению с той же Эстель, проигрываю по всем статьям.

Она - статная блондинка с роскошным бюстом и бархатистой нежной кожей. Знает все слабые стороны Эйдена, знает, как ему угодить, да и выбрал он ее сам, судя по всему. Меня же ему навязали, как и его мне. Помнится, Ниара утверждала, что мы были с ним знакомы в прошлой жизни и даже являлись парой, только я совершенно этого не ощущала. Никакого единения. Только тоска и мучительное желание увидеть.

Ах, у меня накопилось столько вопросов к моей огненной половине, но как с ней встретиться, не впадая в бредовое состояние - я не знала.

***

Так и проходило время. Меня мыли, кормили, переодевали. Усаживали у раскрытого окна. Я почти все время проводила в одиночестве и размышлениях о смысле жизни. Меня никто не навещал. Ни Шерр, ни Эйден. Единственным развлечением стало наблюдать из окна за жизнью поместья.

За это время я много чего передумала. В одном разобралась, в другом запуталась. С каждым днем мое тело восстанавливалось все больше и больше, постепенно появилось бледно-золотистое сияние, практически исчезнувшее во время болезни. Это уже потом я узнала, почему так вышло. В последнюю волну даханн, или даханни, сливаются со своим внутренним светом, доставшимся от ахайев, но в моем случае был запущен процесс единения ширам. Одно наложилось на другое, как шайенка я должна была объединиться со своим огненным духом, но он оказался слишком слаб, чтобы выйти на поверхность, а потому едва не утянул меня с собой. Если бы это произошло, мое тело погибло бы, а душа вновь отправилась блуждать в эфире, ожидая очередного воплощения. Меня спасло лишь то, что шайенской крови во мне было очень мало, а моя даханнская часть безумно хотела жить.

И вот теперь, я видела объединение обеих моих сущностей в слабом свечении своей кожи: серебристый свет даханни и огненное пламя шайен превратилось в нежно-золотые переливы с едва заметным пурпурным отливом. Это было очень красиво, если не обращать внимания на сухую кожу и выпирающие кости.

Но постепенно все приходило в норму. Силы возвращались, восстанавливалось и тело.

А через две недели моего вынужденного затворничества, меня впервые вывели из комнаты.

Домоправительница Бретта и вредная Режина осторожно подхватили меня под руки и помогли выйти за двери. Я очутилась в широком коридоре, чьи стены украшали многочисленные портреты. Это напоминало галерею предков в замках аристократов, и я невольно вспомнила, как оговорился один ниданг на "Тамрисе", назвав Эйдена Сиятельством. Так в Эролле обращались к графам, а в Амидарейне к дазганам. И если провести параллель между Рейхо и Эйденом, то в голову приходят разные мысли. Например: оба командуют кораблями, только Рейхо имперским, а Эйден - пиратским. Есть над чем задуматься.



Алина Углицкая

Отредактировано: 23.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться