Любовь - крапива стрекучая

Размер шрифта: - +

Глава двенадцатая

Глава двенадцатая.

Эмилия не могла спать, есть, она сильно нервничала перед предстоящей встречей с дочерью и Флорианом. Видя все это, князь Ливен пригрозил, что если она не успокоится и не возьмет себя в руки, то на встречу в замок Солейл не поедет. Пытаясь унять волнение и тревогу, княгиня Ливен обратилась к целителю, он дал какую-то успокаивающую настойку, лучше от нее не стало. Эмилия очень боялась, что князь Ливен раздумает и не возьмет ее в замок Солейл, поэтому приложила все силы, чтобы успокоиться. С трудом, но ей удалось хотя бы при муже не показывать свое волнение и лихорадочное состояние. Наконец настал час отъезда. Княгине Ливен была предоставлена великолепная карета, в ней свободно поместилась сама княгиня и две фрейлины. Карета ехала очень мягко, все кочки и неровности дороги почти не ощущались. Сопровождали княгиню князь Ливен и большой отряд охраны верхом. Дорога показалась Эмилии невыносимо затяжной. Во время поездки князь несколько раз подсаживался в карету и развлекал жену разговорами, беспокоился о ее здоровье, на привалах настаивал на прогулках и следил, чтобы Эмилия хорошо питалась. Вообще, вел себя, как заботливый и любящей муж.

По пути к замку Солейл, заехали за Меланией, и всю оставшуюся дорогу Эмилия наслаждалась обществом дочери. Радость от свидания с девочкой омрачалась мыслями о разлуке, возможно, навсегда. Непоседливая и живая девочка с трудом переносила нахождение в замкнутом пространстве кареты, поэтому кавалькада двигалась медленно, часто останавливаясь, когда девочка начинала капризничать и ей требовалось хоть недолго побегать и поиграть. Эмилия была рада этим задержкам и вовсю потакала капризам дочери. Князь Ливен, видя все это, злился и выказывал свое недовольство невоспитанным, как он считал, ребенком Эмилии. Она только улыбалась на все выпады князя по поводу невоспитанности и капризности ее дочери. Ян заявил, что их ребенка он будет воспитывать в строгости и не позволит Эмилии баловать его.

Когда подъехали к замку, Эмилия была удивлена, увидев Верховного Князя в сопровождении не менее многочисленной охраны. Он тоже, оказывается, собрался попрощаться с девочкой. Князь Ливен выразил свое удивление по поводу нахождения в замке Солейл Верховного Князя, ему даже пришла в голову мысль отказаться от встречи с королем Индании и повернуть назад. Но оказалось, что король прибыл раньше, ждал их в замке и не был намерен отклонить или перенести встречу. Пришлось занимать северную часть замка Солейл и готовиться к передаче ребенка.

Король Флориан попросил увидеться с дочерью, но князь Ливен отказал королю, мотивируя тем, что ребенок и Эмилия устали с дороги, а вот завтра утром, когда отдохнут, увидятся. Эмилия, когда ей об этом рассказал Ян, была благодарна ему, что хоть еще немного времени она проведет с дочерью. А затем она подумала, что если бы не Ян, то дочка была бы с ней. Как же мало времени она провела с дочерью!

Князь Ливен не доверял князю Максимилиану, его появление в замке Солейл обеспокоило его, он не верил, что Максимилиан приехал попрощаться с внучкой. Сентиментальный Макс – это даже смешно! Любящий дедушка даже не взглянул на внучку! Ян попробовал легко прощупать Максимилиана, но рядом с ним были два ментальных мага и блокировали все попытки прочитать Макса. Это еще больше встревожило князя Ливена. Чтение приехавших с Верховным Князем людей ничего не дало – они были в неведение планов государя, что было и неудивительно. Верховный Князь тот еще параноик! Ничего толком не узнав, Ян решил ночевать в спальне Эмилии. Придя в спальню, где готовилась ко сну его жена, он увидел, что на кровати спит ребенок. Эмилия попросила не уносить ее, так мало ей осталось времени – скоро дочь отдадут и в этом виноват он, Ян. Князь Ливен тяжело вздохнул и сказал, что и он не уйдет тоже, кровать большая, они и втроем на ней поместятся. Эмилия, обняв спящую дочь, быстро уснула, видимо намаялась в дороге. А Ян долго лежал без сна, смотрел на спящую жену и думал о том, что все-таки он привязался к ней.

Завтракали семья Ливен в своих покоях. Девочка ела с аппетитом, а Эмилии кусок в горло не лез. Но Ян настаивал, чтобы жена поела хоть что-нибудь. Эмилия выпила чашку травяного чая с мятой и съела крохотную булочку с изюмом, больше в нее ничего не поместилось, несмотря на уговоры мужа. После завтрака девочка выразила желание осмотреть замок, хотя бы ту часть, где они остановились. Но князь Ливен не разрешил, девочка надулась и, сев в кресло, сложила руки на груди и замолчала, выпятив нижнюю губу. Князь Ливен закатил глаза и вышел из покоев. После ухода князя, Мелания быстро забыла, что она обиделась и принялась скакать и по всем комнатам в отведенных им покоях. Эмилия, пройдясь вслед за девочкой по комнатам, удивилась тому, как все-таки изменился замок Солейл со времен ее детства. Когда-то мрачный и неуютный замок превратился и внешне и внутренне в удобный и нарядный. Да, князь Максимилиан любил благоустроенность, пышность, роскошь и блеск. Кругом была великолепная, помпезная отделка стен и дверей, новая, красивая, удобная мебель, портьеры из дорогих тканей. Замок был неузнаваем. Граф Солейл когда-то не давал своей молодой жене что-либо изменить в замке, даже на наличие розария ворчал. Теперь замок был словно нарядная, сказочная шкатулка.

Князь Ливен прошел к покоям Верховного Князя и попросил его принять. Князь Максимилиан передал, что он еще не завтракал и на голодный желудок не намерен ни с кем разговаривать, пусть князь Ливен попробует прийти часа через три. Раздосадованный и оскорбленный Ян ушел ни с чем. Разговор, на который он рассчитывал, не состоялся. Вернувшись в свои покои, он застал бегающую девочку и весело смеющуюся жену. Поморщившись, ушел в кабинет. Пришел посланник от короля Индании, принес приглашение обсудить в парадном обеденном зале условия передачи ребенка. Князь Ливен ответил согласием. Через некоторое время он ушел, не сказал Эмилии ни слова.



Галина Турбина

Отредактировано: 10.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться