Любовь - крапива стрекучая

Размер шрифта: - +

Глава тринадцатая

Глава тринадцатая.

Князь Ливен сидел на полу в камере. Ему было плохо, все кончено, все ради чего он рискнул – не будет. Казнить его Макс, конечно же, не казнит, иначе рикошетом пострадает Эмилия. Как и что бы там не говорил Верховный Князь, но он не обречет на смерть свою и Ревекки дочь. Но вот запереть его, Яна, на всю его оставшуюся жизнь в каком-нибудь глухом и недоступном месте вполне способен. Глухое отчаяние и злость душили его так, что Ян почти не чувствовал боли в разбитом лице и теле. Его сын вырастет, наверное, вдалеке от Эльмфеи, расскажут ли ему об отце, будет ли он знать свое настоящее имя? Или его тоже запрут где-нибудь подальше и поглубже и никогда не расскажут, кто он на самом деле и какое имя должен носить. Эмилия утешится с другим, со своим любовником - королем Индании. От этой мысли хотелось выть и крушить все подряд. Но на нем были надеты антимагические кандалы, руки связаны за спиной, ноги до колен крепко замотаны веревками. Боятся его даже в таком состоянии. Если бы он сохранил холодную голову, когда понял, что Эмилия исчезла, то, возможно сейчас не сидел бы здесь. Но ему отказала выдержка и напрочь снесло самообладание от чувства, что Эмилии нет в замке, он пытался докричаться до жены, но кто-то закрыл ее от него. План Верховного Князя удался, теперь Эмилия далеко и что будет с их ребенком неизвестно. Максимилиан не упустит возможность обвинить его в нападении на государя.

Дверь заскрипела и открылась, на пороге появился Верховный Князь. Ян глухо зарычал. Максимилиан зашел, вошедший за ним стражник поставил невысокий стул. Князь кивнул и стражник вышел. Подтащив стул поближе к Яну, князь уселся и мрачно уставился на друга.

— Что ты смотришь, Макс, -сипло проговорил Ян разбитыми губами, - пришел позлорадствовать?

— На что ты надеялся, Ян? Ты и, правда, рассчитывал, что я позволю тебе подобраться так близко к трону? Вот что мне с тобой теперь делать? Я люблю тебя, ты мне как брат. А ты предал меня. Я уже начинаю привыкать, что меня все предают. И ты еще называешь меня параноиком.

— Брат? – хрипло и зло рассмеялся Ян – А где ты был, брат, когда твой отец убивал моего отца и где ты был, когда я, приехав на каникулы, застал твоего отца в спальне матери? Верховный Князь очень быстро уехал, а я, двенадцатилетний мальчишка всю ночь просидел под дверями родительской спальни и слышал рыдания матери. Думаешь, она добровольно принимала твоего отца? Она любила моего отца, а твоего ненавидела! Что я мог тогда сделать?

— А что, по-твоему, мог сделать я, такой же двенадцатилетний мальчишка?

— Да, ничего, но братом я тебя не считал и не считаю. Но я решил для себя, что вы еще заплатите за все.

— Именно поэтому ты стал персональным палачом моего отца? Именно поэтому ты столько лет ему служил, выполняя самые грязные поручения?

— Да, именно, поэтому. Я знаю все ваши грязные секреты, все ваши постыдные тайны. И почему ты решил, что я выполнял все поручения Верховного Князя точно и старательно, исполненный рвения? Если твой отец был в этом уверен, то это не значит, что так и было.

— Что, исподтишка, по мелочи вредил? – усмехнулся Максимилиан.

— Почему же по мелочи. Твою жену, например, я довел до смерти.

— Я это всегда знал, Ян, - тяжело вздохнул Максимилиан, - но ее смерть была мне выгодна. Правда, я думал, что ты это сделал по поручению моего отца.

— Нет, твой отец надеялся, что твоя жена еще сможет родить тебе наследника. Я же, наоборот, боялся, что родит.

Князь Максимилиан встал и стукнул по двери. Зашедшему стражнику приказал развязать князя Ливена, но не снимать кандалы, что тот и сделал и вышел, забрав с собой веревки. После того как его развязали, Ян, морщась, устраивался поудобнее на полу, разминая затекшие руки и ноги.

— А моего сына тоже ты довел до смерти? – продолжил разговор Максимилиан.

— Нет, мальчик был нежизнеспособен и так. Да, и то, что у тебя роман с Ревеккой, я донес твоему отцу. А когда ты сказал, что у Ревекки есть от тебя дочь, я понял – это хороший шанс для меня. Я был уверен, что мне не составит труда обольстить ее, но Эмилия так и не влюбилась в меня. Пришлось обманом жениться на ней.

— И чем ты лучше моего отца? Обманул доверчивую девушку, женился на ней, провел ритуальную ночь. Я видел в каком растерзанном виде была Эмилия наутро после брачной ночи. Даже мне стало жалко ее.

— Все было не так плохо, как ты думаешь. В конце концов, она была не девственницей.

Максимилиан подскочил и, отшвырнув стул, навис над другом, скорее всего бывшим другом.

— Не плохо? А ты знаешь, что это не первое ее изнасилование?

— О чем ты?

— Я о том, - шипел в лицо Яна Максимилиан, - что почти семь лет назад Флориан изнасиловал Эмилию, тогда еще совсем девочку.

Ян ошарашено смотрел на Максимилиана. У него в голове не укладывалось сказанное им.

— Я ее не насиловал, Макс. Я понял, что не смогу этого сделать и напоил ее возбуждающим зельем. Эмилия сама, добровольно отдавалась мне, и ей все тогда нравилось. Да, я занимался с ней любовью жестко, но этого требовал ритуал. Я и так нарушил правила, когда напоил Эмилию зельем и она была еще в придачу не девственницей. А ты знаешь, что еще одним условием считается девственность невесты. Я рисковал, но у меня не было выбора. Ты добровольно не отдал бы мне в жены Эмилию, а если мы заключили бы брак в официальном храме, то ты его с легкостью мог аннулировать.



Галина Турбина

Отредактировано: 10.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться