Любовь - крапива стрекучая

Размер шрифта: - +

Глава четырнадцатая

Глава четырнадцатая

Дорога до столицы Индании показалась Эмилии тяжелой. Конец лета, а жара стояла совсем не свойственная этому времени. Да еще начала себя проявлять беременность. До этого времени Эмилия почти не ощущала себя беременной. Но в дороге внезапно навалились все прелести положения. Головокружение, тошнота, слабость, постоянная сонливость, начала болеть грудь. В Гэтвайл, столицу Индании, Эмилия въехала совсем больной. У барона Бонуа на окраине столицы был небольшой особняк. Эмилия решила пока остановиться там. Когда Эмилия и сопровождающая ее охрана добрались до места, был поздний вечер и девушка решила, что в королевский замок она отправится рано утром. В особняке давно никто не жил, кроме слуг и, пока готовили комнату для Эмилии, она устроилась в гостиной на диване и не заметила, как уснула. Проснулась она от странного ощущения, открыв глаза, Эмилия увидела перед собой Флориана. Он на коленях стоял перед диваном и рассматривал Эмилию.

— Вот, Эмилия, король Индании стоит на коленях перед тобой. – Усмехнулся Флориан.

Эмилия резко села, у нее закружилась голова и замутило. Закрыв ладошкой рот, девушка пыталась справиться с тошнотой. Флориан поднялся и сел рядом с Эмилией.

— Что с тобой, ты вся позеленела, вызвать лекаря? – Обеспокоенно говорил король, внимательно всматриваясь в лицо Эмилии.

— Нет лекаря не надо. У меня просто закружилась голова, для беременной это нормально.

Флориан отвел взгляд.

— Да, Флориан, - усмехнулась горько Эмилия, - я беременная от мужа, брак с которым благословили боги. И ты должен вернуть меня мужу. Но я приехала в первую очередь из-за дочери. Что с ней? Ты быстро узнал, что я в столице, надеюсь, поспешил, чтобы рассказать мне о дочери.

— Завтра утром ты увидишь Мелли, тебе приготовлены покои рядом с ней.

— Нет, Флориан, я не буду жить во дворце. Я заберу дочь, если разрешит целитель, и уеду с ней в Бонуа.

— Целитель не разрешит, дочь еще слаба после болезни.

Фдориан взял руку Эмилии и, склонившись, поцеловал каждый пальчик. От ощущения горячих и сухих губ короля у Эмилии пересохло во рту и сбилось дыхание.

— Эмилия, мне все равно от кого у тебя ребенок, - шептал Флориан, целуя пальцы девушки, - я соскучился. Я схожу с ума от тоски вдали от тебя.

Эмилия вырвала руку и спрятала ее за спину.

— Флориан! – воскликнула Эмилия. – Что с Мелли, чем она болела? Пока она жила в Эльмфеи, не болела ничем. Что, твои няньки не уследили?

Флориан поднял на девушку затуманенный взгляд.

— Эмилия, ты забываешь, что дочь до пяти лет жила со мной и те же самые няньки исправно выполняли свои обязанности. И эти же няньки выхаживали нашу дочь во время болезни. У девочки была корь. Видимо она заразилась на детском празднике, который я ей устроил, она так хотела бал, как у настоящей принцессы. Но сейчас Мелли почти выздоровела и уже не заразна.

— Ты упрекаешь, что меня не было рядом с ребенком пять лет? И что во время болезни я тоже была далеко? – Возмущенно воскликнула Эмилия.

— Нет, нет, Эмилия, ты не так меня поняла. Я не имею никакого права в чем-либо тебя упрекать. Это я виноват перед тобой и дочерью. Прости меня. У нас с тобой прекрасная, замечательная, чудесная дочь. Я ее безумно люблю. Спасибо тебе за нее.

Флориан наклонился и поцеловал Эмилию в щеку. Похищение, кошмарная жизнь при дворе Верховного Князя, безумное, странное замужество, опять похищение, разлука с дочерью, ее болезнь, беременность и связанное с ней плохое самочувствие – все это навалилось вдруг невыносимым грузом. Нежность Флориана оказалась последней каплей - Эмилия разрыдалась. Флориан обхватив девушку за талию, пересадил ее к себе на колени. У Эмилии не было ни сил, ни желания сопротивляться, она уткнулась в плечо мужчины и обильно орошала камзол слезами. Флориан, обняв Эмилию, нежно гладил девушку по волосам и тихо уговаривал:

— Ну что ты, маленькая моя, все будет хорошо. Завтра утром ты увидишь дочь. Я не отниму ее у тебя. Она будет жить с тобой, если хочешь, то в замке Бонуа. Не плачь, прошу тебя.

Вошедшая горничная испуганно ойкнула и сообщила, что комната для госпожи готова. Флориан встал, держа Эмилию на руках и велел показать где находится комната. Войдя в комнату, Флориан положил плачущую Эмилию на кровать и лег рядом. Он целовал заплаканные глаза, щеки, вытирал слезы, гладил по волосам, что-то успокаивающе говорил. Постепенно рыдания стихли и измученная Эмилия погрузилась в сон. Флориан встал, снял камзол, взял, лежащее в кресле покрывало и, укрыв им Эмилию, лег рядом. Он смотрел на девушку и думал о том, что не помнит, когда последний раз до этого испытывал нежность по отношению к женщине. Пожалуй, похожие чувства у Флориана были, когда ему было шестнадцать. Тогда он увлекся дочерью арендатора в замке у деда. Девочке было тоже шестнадцать, она была тоненькая, хрупкая, большеглазая, совсем не похожая на подружек - крепкотелых, пышущих здоровьем, бойких. Звали ее Кэти, котенок. Флориан боялся прикоснуться к ней, их первый робкий поцелуй вызвал у него бурю чувств. Кэти отдали замуж за сына мельника, дед строго настрого запретил вмешиваться. Накануне свадьбы девушка прибежала к Флориану, плача сказала, что ей противен сын мельника и она хочет, чтобы первый раз у нее было с ним, Флорианом. Ему было жалко Кэти, но ломать ей жизнь он не собирался. Девственность ценилась не только у аристократов и что будет с девушкой, когда молодой муж узнает, что у жены до свадьбы был кто-то, Флориан знал. Ее, опозоренную, скорее всего, отдадут обратно в семью и участь девушки будет незавидной. Или молодой муж забьет жену до смерти. Поэтому Флориан ей отказал и сказал, чтобы она смирилась, он не в силах что-либо изменить. Кэти убежала вся в слезах, проклиная его – если бы не он, она спокойно вышла бы замуж, а он смутил ее, растревожил ее маленькое сердечко. Флориан чувствовал себя тогда мерзавцем и негодяем.



Галина Турбина

Отредактировано: 10.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться