Любовь на контрасте

Глава 6

- Мэт, ты ничего не хочешь мне сказать? – проникновенно поинтересовалась Василина Лаврецкая, когда за коллегой и его приятельницей закрылась дверь. Только после ее вопроса Матвей отвел взгляд от выхода из кабинета.

- Хочу! – улыбнулся он. – Выйти на работу через четыре месяца после рождения детей – это безумие, Линка. Не понимаю, как Кирилл тебе это позволил.

Василина снисходительно усмехнулась, показывая, что номер не прокатил. Она прекрасно заметила попытку сменить тему.

- Мы достигли компромисса. Я появляюсь на работе максимум два дня в неделю. В идеале – один. Так что ты застал меня здесь практически случайно. Но ты ведь не об этом хотел поговорить? - вновь вернулась к разговору Лина.

Матвей усмехнулся: да уж, она неисправима и до безумия упряма. Наверное, стоит даже порадоваться, что год назад Кирилл так активно взял малявку в оборот и не дал ему возможности увлечься ей по-настоящему. Хотя искушение было велико. Но Ярослав был прав – ни с кем Лине не будет так хорошо и комфортно, как с Киром. Только он сможет принять все выверты сумасшедшей девчонки.

- Лина, я хочу найти «Соколиное око», - честно признался он. Ручка, которую девушка машинально вертела в руках, упала на стол. Голубые глаза были расширены от удивления. Но стоит отдать должное, в себя девушка пришла быстро.

- Думаешь, это реально? Это уже давно стало красивой сказкой. Прошло сто лет, Матвей, - мягко произнесла она.

- Я хочу раскрыть эту семейную тайну, - улыбнулся Рокотов. По-мальчишески, открыто, словно не он последние пять лет упорно занимался отцовским бизнесом.

Найти легендарный алмаз, который некогда принадлежал его семье, было его детской мечтой. Впрочем, наверное, как и каждого отпрыска аристократического семейства Рокотовых. «Соколиное око» было подарено в начале девятнадцатого века английским графом, затем переходило из поколения в поколение на протяжении ста лет и было утеряно перед самой революцией. Когда-то отец Матвея Максимилиан Матвеевич собрал все возможные сведения о собственных аристократических корнях и в одном из писем была отсылка, где может быть спрятан камень. Вот только в период его молодости искать алмаз было весьма рискованно и практически невозможно.

- Ты сумасшедший, - покачала головой Лина. Историю о семейном сокровище Рокотовых девушка знала с самого детства – их родители дружили и очень часто устраивали семейные посиделки. «Соколиное око» действительно было сказкой – сказкой, под которую младшее поколение аж четырех семейств засыпало. Когда они подросли, история была позабыта, но год назад она снова всплыла. И вот теперь уже взрослый Матвей Рокотов заявил, что собирается найти сокровища.

- Я всего лишь хочу, чтобы миф об этом камне не принес больше никому вреда, - уверенно возразил парень. – К тому же, Лина, это же будет настоящим приключением и чудом. Вот ты веришь в чудеса? Я уже не очень, а было бы неплохо, согласись?

- Чудеса – это всегда хорошо, - примирительно согласилась Василина. – Но что ты хочешь в таком случае от матери двоих детей? Чтобы я тебе лопату подержала, пока ты будешь откапывать клад?

Рокотов фыркнул – конечно, именно этого он и хотел от хрупкой голубоглазой девушки. Что еще может хотеть взрослый и сильный парень? Многого, конечно, правда, это многое, не учитывает наличие мужа. Так что надо довольствоваться малым.

- Лина, ну ты же имеешь дело с предметами искусства. Может, поможешь мне со всем этим разобраться? С письмами и так далее? – умоляюще посмотрел он на подругу. Наверное, такой взгляд мог бы сработать с почти любой девушкой, но только не со старой подругой. Слишком хорошо она его знала.

- Радость моя, - мягко проговорила она, а Рокотов тут же понял, что сейчас его будут мягко и очень элегантно посылать. Так вежливо, что мало кто переплюнет. – Я дизайнер, а не историк, не искусствовед, и… - тут Лаврецкая оборвала сама себя, глаза заблестели, словно в голову пришла какая-то идея, но девушка себя тут же одернула. – Хотя нет, это не сработает.

- Что не сработает? – подался вперед Рокотов, словно стараясь отловить мысль подруги, остановить ее. – Говори.

- А смысл говорить? – фыркнула Василина. – Нет, я, конечно, могу озвучить, что приятельница Ромки является искусствоведом. Но что от этого изменится, если вы друг друга на дух не перевариваете?

- Какая еще приятельница? – не понял Матвей, а потом сообразил. Так рыжий эльфеныш – искусствовед? Эта вот леди совершенство? Нет, ей, в принципе, подходила эта профессия, но Линка права – уговорить ее будет практически нереально.

- С которой ты сейчас в дебаты вступил. Кстати, откуда вы друг друга знаете? Она года четыре в другом городе жила, – задала вопрос, который ее интересовал еще с самого начала Василина. Слишком уж нетипичная реакция была и у дамского угодника Матвея, и на самого очаровашку Мэта у Эллы. Похоже реагировали друг на друга она сама с мужем еще полтора года назад. Вот только о прошлом девушки Лина прекрасно знала, как и о недавнем разводе с мужем. Нет, эта белобрысая зараза, определенно, не могла тут никак отметиться. И все-таки?

- А ты откуда знаешь? – тут же уцепился за последнюю фразу Матвей. Но, увидев грозные голубые глаза, добавил. – В самолете вместе летели.

Лина прищурилась, окинула его оценивающим взглядом, затем, придя к каким-то выводам, расхохоталась:

- Ты что, к ней клеился?



Оксана Волконская

Отредактировано: 25.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться