Любовь, не любовь: странички из дневника

Размер шрифта: - +

Глава 3.

3

Мудрая Инка Стрельцова, моя подружка по музыкальной школе, любила меня поучать.

- Если на свете есть проблемы, - глубокомысленно заявляла она, - то все они – от мужиков.

Я с ней категорически не соглашалась и в противоречие ее высказыванию вспоминала долгую дорогу в институт в обледенелом в зимнее время года троллейбусе, тараканов в общежитии и вечный студенческий голод, а также злых преподавателей (не все, конечно, такие, но в природе существуют и обязательно периодически попадаются настоящие «крокодилы»).

- Чушь! – морщила носик Инка.

Она была двадцатитрехлетней женщиной, умудренной жизненным опытом. Едва дождавшись восемнадцатилетия, Инка выскочила замуж за своего ровесника Леньку Брусницына, местного ловеласа и красавчика, подававшего большие надежды превратиться в пьянчужку. Полгода в их семейной жизни кипели страсти в духе индийских фильмов. Инка яростно сражалась с многочисленными пагубными Ленькиными привычками, а тот всем гордо хвастался, как жена его крепко любит. И она торопилась это продемонстрировать окружающим, когда тащила его, пьяненького, на своих хрупких девичьих плечах к семейному очагу. Во время транспортировки тела Инка и ее супруг качались на пару так, будто были моряками и привыкли ходить походкой под названием «попали в шторм».

Но после года жарких баталий Инка, расписавшись в невозможности перевоспитать мужа, бросила его и вернулась к родителям. С тех пор ее убеждения были прочны как древняя наскальная живопись: все проблемы от мужиков.

Как вы помните, я с ней категорически не соглашалась.

Но…

…ровно через полчаса, когда поезд без сожаления покинул станцию областного города Свиридовска и с энтузиазмом направил свои колеса в сторону небезызвестного вам поселка Учаховского, жизнь предоставила мне возможность убедиться в том, как права была Инка Стрельцова.

 

Вагон, в который мы купили билеты, назывался общим, хотя представлял из себя самый обычный плацкартный.

Ехать нам было не так уж долго: часов пять. То есть к трем-четырем часам дня мы планировали прибыть к месту назначения.

Хоть и на дворе улыбалась всем своими приближавшими выходными пятница, народ все-таки куда-то направлялся: вагон был полным. Люди сновали по проходу туда-сюда: кто в туалет, кто за кипяточком. Стоял характерный для пассажирских поездов нескончаемый гул, смешанный из разговоров, храпа и перестука колес.

Таня положила руки на стол и опустила на них голову.

- Посплю, - сообщила она.

Я достала из рюкзака книжку. Начала читать, но никак не могла сосредоточиться: семейная пара, сидевшая напротив нас, всё пыталась найти пропавшие десять рублей, гадая, истратили они их в городе или потеряли.[1]

За перегородкой, в соседнем купе, громкий мужской голос, обладатель которого уже хорошо «заправился», заплетавшимся языком рассказывал кому-то, как он встречался в городе Свиридовске со своим армейским «друганом».

Потом вдруг ни с того ни с сего, прервав рассказ на середине слова, брякнул:

- Схожу за чайком.

Он тут же появился на моем горизонте, и я невольно глянула в его сторону: типичный начинающий алкаш, хотя возраст молодой, может, около тридцати – мешки под красными глазами, неаккуратная щетина и характерный запах, который пьющие люди источают в окружающую среду также, как непроизвольно пахнут потом большие собаки.

«Чаелюбитель» с интересом посмотрел в мою сторону, а я тут же уткнулась в книгу. Только дай таким повод, - придет еще и мне рассказать, как он проводил время со своим «друганом» в городе Свиридовске.

Семейная пара наконец нашла потерянную десятку и отправилась в вагон-ресторан. Всё-таки деньги жгли им руки, если семейке так не терпелось от них снова избавиться.

А алкаш уже возвращался обратно.

Неожиданно свернул в наше плацкартное купе и заявил:

- Не могу отказать себе в удовольствии посидеть с девчонками.

Танька подняла голову и с легким удивлением посмотрела на незваного гостя. Я изобразила что-то вроде вежливой улыбки и с повышенным интересом уткнулась в книжку.

Он сел на сидение, которое еще не успело остыть после семейной пары.

- Вы думаете, я пьян? – спросил он и тут же сам ответил: - Нет! Я просто устал. Мы всю ночь не спали с моим дружбаном.

«Началось!» - с тоской подумала я.

- И вообще, я даже совсем не пьяный, - заявил он, с натугой ворочая языком. - Вы знаете, что даже в кефире содержится алкоголь? – его глаза заблестели, как у лектора-астронома, рассказывавшего своим студентам о собственном путешествии на Луну. – Но никто не назовет человека, выпившего кефир, пьяным. А в чае? Чифирь… Слышали о таком? Он тоже… того… Ну, а грузины? Эти вообще без вина никуда. А ведь еще и живут дольше, чем другие народы…

- Вы нам решили прочитать лекцию о пользе алкоголя? – полюбопытствовала Таня с заинтересованным выражением на лице.

Усмешки в голосе моей подружки «лектор» не заметил. Он, поглядев на меня, ткнул в сторону Танюхи пальцем:

- Умная девочка! Люблю таких!.. Вы вообще мне обе нравитесь.

Он встал, звучно стукнувшись головой о верхнюю полку, и даже не заметил этого. Его качнуло, развернуло, как большой неповоротливый корабль в маленькой бухте. И он плюхнулся между нами. Если бы мы вовремя не отпрянули, точно рухнул бы нам на колени.

Я хотела увильнуть на соседнее сидение, но цепкая конечность стиснула мое плечо. Вторая рука обхватила Таньку.

- Какие вы красивые! – с чувством воскликнул он, посматривая то на Танюху, то на меня. – Так бы и женился на вас!

- На обеих? – уточнила я, пытаясь не дышать, иначе возникала опасность отравиться исходившим из его рта перегаром и не доехать до места распределения.



Ольга Солнцева

Отредактировано: 09.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться