Любовь, не любовь: странички из дневника

Размер шрифта: - +

Глава 8.

8

Закрутились, понеслись денечки: насыщенные, занятые до предела. Практически каждый день мы ложились спать около часа, а вставали утром в семь.

Но мы чувствовали себя счастливыми: любимая работа всегда дает непонятную внутреннюю силу.

У Тани был первый класс, у меня, как вы помните, – второй. Еще появилась непредвиденная ранее нагрузка. Известно, что в сельской местности всегда нехватка учителей. Поэтому нам, к своим двадцати трем часам в неделю, пришлось взять по пять дополнительных. Тане – уроки литературы в пятом классе, а мне – русского языка. Как прокомментировала директор: для того, чтобы «хоть немного разгрузить учительницу-филолога, которая тащит на себе всю школу».

Ко всем этим урокам нужно было готовиться. Да еще три стопки тетрадей каждый день. Вот почему мы засиживались допоздна.

Дети были, в целом, невредные, хотя не очень эрудированные. Но на уроках занимались, домашнее задание в большинстве своем выполняли. Вот только Антон… Этот мальчик не давал мне «заскучать».

Так прошло две недели со дня нашего приезда.

В поселке с нами стали здороваться на улице люди, которых мы даже не знали. Все нам улыбались. Иногда спрашивали про своих детей.

Мы постепенно привыкали к поселковской жизни и даже к нашему общежитию без удобств.

Единственное, что мне (да и Таньке тоже) не нравилось, это – туалет на улице. Дни укорачивались, и с каждым разом ходить туда становилось всё страшнее. К тому же, с приходом темноты, вечерами, там появлялись крысы. Они, конечно, на людей не бросались, а сами убегали, когда кто-нибудь заходил в туалет, но все равно при виде их было не по себе. Мне казались они огромными: длинными и толстыми. Этим противным зверькам голод был не известен: жившие в общежитии не заморачивались насчет выноса мусора и выбрасывали его в дырки туалетов.

Трудно приходилось с умыванием и стиркой. Холодная вода, бежавшая из краников в помещении, отведенном для подобных нужд, не радовала. А чтобы вскипятить воду для стирки, наша плитка как не старалась, больше чайника за сорок минут не «выдавала». Я с ужасом думала о подкрадывавшейся потихоньку зиме.

Вообще, с плиткой было трудно. Чай вскипятить – еще куда ни шло. А представьте себе, каково приготовить ужин? Картошка варилась полтора часа, лапша – чуть меньше. Мы с Танюхой даже договорились: первый, кто приходит домой, сразу же начинает готовить ужин.

Ну, а обедали в школе. С завтраком не заморачивались: холодная вода с печенюшками или хлебом нас вполне устраивала.

Да, чуть не забыла! В этом же общежитии проживали студенты сельхозтехникума – бесцеремонные молодые люди, любившие вечерами посидеть за бутылочкой, а потом погулять по коридору в поисках приключений. Поэтому мы обычно всегда держали дверь на замке и спрашивали, прежде чем открыть.

Сближение города с деревней, о чем так «много говорили большевики», оказалось болезненно трудным и медленным процессом.

 

Однажды вечером Танька завопила, захлопнув с ненавистью методичку:

- Всё! Хватит! Больше не могу! Сегодня идем на дискотеку!

- Дискотека?! Тут еще и танцы бывают?

- Ну, ты и дремучий лес!.. Конечно! В восемь вечера, в пятницу или субботу.

- Давай сходим! – согласилась я.

А что? Здорово! Попрыгаем!

- Это – наш первый выход в свет! Приоденься! – Танюшка сразу повеселела.

- Вот еще! Ты помнишь, что говорил Виктор Иванович? Тут много холостых парней. Зачем нарушать их тонкую ранимую психику?

В общем, без пяти восемь мы отправились в клуб…

 

…Это была заурядная дискотека. Свет в зале «забыли» включить, только одна лампочка горела на сцене, рядом с диск-жокеем - парнем, который сидел у аппаратуры, включал и выключал музыку.

Кто не знает, лозунг нашего времени: темнота – друг молодежи!

На краю сцены примостилось несколько парней. Лица полностью поглотила темнота. Только мерцали их силуэты, окруженные желтоватым светом. Прямо группа святых с нимбами вокруг!

Музыка весело играла, народ радостно скакал, кто парами, кто группами. Среди них мы смогли узнать студентов-сельскохозяйственников. Были ли здесь местные «аборигены», не знаю.

В темноте можно было позволить себе «попрыгать» под веселую музыку, забыв, что мы теперь – учительницы. И школьников не стоило бояться: ученикам старших классов строго-настрого запрещалось посещать вечерние мероприятия в клубе. В поселке для детей приказ директора школы был законом. Никому даже в голову не приходило нарушать его.

Диск-жокей или не любил разнообразие, или был очень веселым человеком - из динамиков вырывались звуки только быстрых песен. Так что дискотека больше напоминала урок физкультуры под музыку…

…К одиннадцати часам мы безо всяких приключений вернулись домой.

- Ну, и что это было? – сердито спросила Танюха.

По ее кислой физиономии я поняла, что она не довольна проведенным вечером.

- Ни одного медленного танца! Скакали два часа, как кони в цирке!

- Дискотека ведь.

- Эля, ты разве не согласна, что вечер прошел до безобразия плохо? Где местные женихи? Где обещанные Виктором Ивановичем косяки холостых мужиков? Черт знает что, а не дискотека!

- Тань, ты серьезно? – осторожно спросила я.

- Конечно, - вдруг шмыгнула носом подруга. – Не хочу только над учебниками и тетрадками корпеть! Хочу, чтобы за мной ухаживали, в любви признавались!

- Да появятся еще женихи, не переживай! – не очень уверенно проговорила я. – Просто, и вправду, парням возможности пригласить тебя не было. Ни одного «медляка»[1] не включили.



Ольга Солнцева

Отредактировано: 09.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться