Любовь, не любовь: странички из дневника

Размер шрифта: - +

Часть 2. Глава 27.

ВТОРАЯ ЧАСТЬ

«От людей на деревне не спрятаться…»[1]

 

27

Новый понедельник после выходных можно было бы назвать Днем Моих Великих Неприятностей, потому что сыпались они на меня сверху, как листья осенью.

С утра я отнесла директору Танино заявление. Объяснила, что привез его будущий муж Татьяны. Он – военный. Вот справки с его места работы и о переводе Максима к новому месту службы, а также бумага из ЗАГСа о подаче заявления и регистрации брака в декабре.

Людмила Геннадьевна выслушала меня внимательно, затем неожиданно подвела итог:

- Не очень-то порядочно по отношению к…, - но не закончила фразу.

Потом резко бросила:

- Говорили, что она собиралась замуж за нашего местного парня?

- Я не знаю, - промямлила я.

Что еще говорить в такой ситуации?

Взгляд директрисы был долгим и тяжелым:

- Это у вас так в городе принято: поматросила и бросила? Поиграла в любовь с поселковским и поехала выходить замуж за городского?..

Я вышла из кабинета как после хорошей трёпки. Мне показалось, что она намекала и в мою сторону. Типа, имеется еще один кандидат, которого готовы поматросить и бросить…

Между тем, день продолжался.

На уроке математики дети выполняли самостоятельную работу. Антон сделал ее за пятнадцать минут. И потом на мальчика что-то нашло (на него действительно порой странным образом «находило»). Он стал тихонько выть. На все мои замечания Антон отвечал что-то вроде «угу», «ага» и продолжал делать по-своему. Потом вообще вырвал лист из рабочей тетрадки, сделал самолетик и запустил его…

В общем, дети отвлекались, смеялись, шумели, а я не знала, что делать…

…Но самое неприятное было впереди!

 

Занятия в кружке закончились пятнадцать минут девятого. Я дождалась, когда все уйдут, закрыла дверь и, спустившись на первый этаж, вышла на улицу.

Только сбежала с крыльца в темный поселок, как ко мне метнулся мужчина. Я испуганно застыла от неожиданности.

Это был тот парень, который схватил меня за руку у клуба, когда я после фильма выскочила оттуда одна. Филя, так, кажется, его зовут. В тот вечер меня выручил Юра. Но сейчас-то защитников у меня нет, да и поблизости никого не видно.

Филя, к тому же, снова был навеселе. Ну, а понять, что у пьяного на уме, даже сам пьяный не может.

- Привет, - протянул он, обдав меня запахом перегара. – А я тебя жду.

- Не надо меня ждать. Я спешу, - выпалила я и замаршировала вперед шагами дяди Стёпы.

Филя не отставал.

- Ты такая классная, мне такие, как ты, нравятся! - неожиданно выдохнул он.

«Только этого мне не хватало!»

- Ты мне вправду нравишься, - задыхаясь, повторил Филя, протягивая ко мне руки.

Спортивная подготовка у него явно была не ахти. К тому же, всякие там вредные привычки подорвали его физическую активность. Я без труда увернулась от его конечностей и припустила вперед. Но поскользнулась, чуть не растянулась в полный рост. Замахала руками, как мельница. Удержалась, не рухнула. Однако, Филя меня нагнал и снова потянулся ко мне, чтобы схватить.

В минуту опасности идеи приходят порой сами собой. Снова увеличив скорость, я выдохнула:

- Сообщи об этом Юре. Вон он, бежит за нами.

Филька поверил. Может, потому, что и мозг его был слегка пьяненьким, посему работал в режиме «доходит с опозданием». Он притормозил, я услышала за своей спиной:

- Где?

Именно его остановка помогла мне добежать до подъезда, стрелой влететь на второй этаж и дрожащими руками открыть ключом дверь. Когда я навалилась на нее плечом, услышала внизу хлопок подъездной двери. Но Филя уже не успевал: я находилась внутри квартиры и торопливо защелкивала задвижку.

Пришло время перевести дыхание.

Тут Филя зацарапался в дверь с обратной стороны, и я снова напряглась.

Не включая свет в коридоре, на цыпочках, будто боясь показать, что кто-то есть дома, прошла в комнату. Чтобы ничего не слышать, что там творится в коридоре, кто царапается, пытаясь проникнуть внутрь, и что при этом приговаривает, закрыла поплотнее дверь, ведущую в комнату...

 

Я просидела в темной комнате остаток вечера, а потом пошла умываться в ванную.

За входной дверью было тихо. Мелькнула мысль, что завтра, когда выйду на работу, Филя будет спать у порога, свернувшись клубочком. Но это не вызвало у меня улыбки.

Вообще, все, что сегодня произошло со мной, было как-то не очень весело. А сейчас я еще себя почувствовала одинокой и беззащитной.

 

В течение следующих двух дней мои вечера были свободны от кружка. Прямо с работы я приходила домой и больше никуда не высовывала носа. Ходить в библиотеку затемно желание пропало.

Но в четверг у меня снова были рукодельные посиделки.

К концу занятия я перестала слышать вопросы учениц. Мысли плавали вокруг опасностей, которые подстерегали меня на пути к дому. В лице Фили, если вы помните.

Сообщать кому бы то ни было о своих страхах, я боялась не меньше, чем не сообщать. Поселковская логика работала, как мне казалось, только в одном направлении: ага! Юрка ее не встречает и не провожает. Вывод напрашивается сам: получил, что хотел, и бросил.

Кружок закончился, рукодельницы разошлись. Пошла домой и я. Прежде чем выйти на крыльцо, выглянула в боковое окно. Площадь перед клубом была пустынной.

Тогда я сделала следующее: выскочила на крыльцо и выпущенной из ружья пулей помчалась к своему подъезду. Счастлив тот, кто не бросился ко мне под ноги. Наверняка бы сшибла его и затоптала.



Ольга Солнцева

Отредактировано: 09.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться