Любовь, не любовь: странички из дневника

Размер шрифта: - +

Глава 32.

32

Танина свадьба не внесла ничего нового в мою жизнь. Мало того, я совсем разочаровалась в мужчинах. И была сейчас на стороне всех феминисток мира. Думаю, каждая из них имела в своей жизни какую-то неприятную ситуацию, связанную с «сильной половиной человечества». В голове моей сформировался вывод: феминистками не рождаются, ими становятся. Понятное дело – не мной придумано. Но, как говорится, дошло и до меня в определенный момент жизни.

…Танюшка в белом платье и фате была очень красивая и счастливая. Вообще, жених и невеста выглядели так, как будто гости – сами по себе, а они с Максом – сами по себе. Смотрели влюбленными глазами друг на друга, о чем-то болтали и отвлекались только тогда, когда пьяная публика кричала «Горько!»

Нам с подругой удалось уединиться на несколько минут, чтобы поговорить.

- Ты не очень на меня обиделась, Элечка? – спросила она, когда мы закрылись в комнате для гостей.

- Сначала я была в шоке, Таня. Так все неожиданно! Но сейчас вижу: у тебя все серьезно, поэтому рада за вас.

- Да, Максим – хороший… Ну, а ты как? Как Юрка?

- Нормально, - мне вдруг не захотелось откровенничать с подругой.

Танька хмыкнула:

- Понятно. Значит, «а воз и ныне там»…

- Вообще, если честно, как-то я его побаиваюсь.

- Глупая! Что он тебе сделает?! Наслаждайся жизнью. К тому же, парень влюблен…

- А я?  Я тоже хочу любить. Понимаешь?.. Нет. Всё как-то неправильно… Он ходит, а я ему не могу сказать ни да, ни нет.

- Помнишь, что говорит моя мама?

- Это типа «вылепить такого мужчину, какой нужен»? Нет, это не про меня. Не тот характер.

- Глупая ты! Лепи, Эля. Увези его оттуда, и все изменится.

- Я не умею. Да и не хочу.

В этот момент дверь приоткрылась, и в комнату заглянул один из сослуживцев Макса:

- Девчонки, а что вы тут делаете? Там сейчас танцы начнутся.

- Сейчас идём, Олег, - сказала Таня и подмигнула мне. – Вот, приглашай Элю. Она абсолютно свободна…

 

…Этот Олег оказался просто ужас! Хотя с виду не скажешь. Во-первых, он уже хорошо выпил до начала дискотеки, и танцевать с ним было неприятно, особенно, когда во время танца он норовил прижать меня покрепче к себе и при этом шептал на ухо всякие ужасности. Я ощущала через тонкую материю платья его горячие руки, а нос чувствовал сильный запах спиртного. Тогда я попыталась исчезнуть с его поля зрения, но оказалось, это не так просто… По-видимому, армейская жизнь научила его «вести боевые действия» в любом состоянии. В результате, мы с ним превратились в ниточку с иголочкой: куда я, туда и он. Даже в туалет он шел за мной и стоял у двери, ждал, пока я оттуда не выйду.

С трудом уловив момент, когда он тоже захотел в туалет, я убежала со свадьбы…

Точнее, не совсем убежала.

На улице курил еще один гость со свадьбы. Он тут же вызвался меня проводить. Типа «честь офицера – довести одинокую девушку до дома».

Этот «сокол» по имени Вова, разумеется, тоже был навеселе. Но с другой стороны, идти одной по темному городу… Сами понимаете. А автобусов вечером не дождешься.

«Ничего, пусть провожает. Справлюсь, если что», - успокоила я себя.

Всю дорогу Вова рассказывал о том, сколько несчастных «любовей» он пережил, сколько раз его, бедного, бросали и предавали.

Когда я попыталась успокоить Владимира, что будет и на его улице праздник, он вдруг возмутился.

- Ты не понимаешь! – повысил Вова голос. – Если все женщины или дуры, или предатели, где я могу найти свою любовь?

Ух, как у меня внутри все возмущенно зазвенело! Но помня о том, что это несчастное создание – полупьяное, я решила промолчать. Короче, шла и всю дорогу помалкивала, слушая всё те же вариации на тему: все бабы сволочи. Внутри бренчало от желания послать его куда подальше, но у меня была только одна цель: дойти до моей улицы.

Дошли. Я резко затормозила. Повернулась к Вове и твердо, чеканя каждое слово, произнесла:

- Всё! Дальше. Меня. Провожать. Не надо. Видишь, мужчина идет, - указала я на здоровенного детину, шедшего нам навстречу на расстоянии ста метров. – Это мой брат. Лучше, чтобы он тебя не видел.

И пошла, не оборачиваясь. Хотя коленки дрожали. Боялась, что этот недоделанный догонит и обхватит меня сзади, со спины. Но к счастью, всё обошлось…

 

…Родители еще не спали. Ждали меня. Увидели, что я в расстройстве и пристали с вопросами. Ну, я и разревелась.

- Никогда я не выйду замуж! Никто мне не нравится. Ну, что со мной не так? - причитала я.

Папа и мама, как смогли, утешили меня, повздыхали сочувственно и попытались убедить в том, что я еще молодая, и обязательно на моем пути встретится хороший человек, который полюбит меня, а я полюблю его...

 

В общем, когда я ехала в поезде обратно, в Учаховский, настроение было на отметке «ноль». А может, и еще ниже.

Вспоминать свадьбу не хотелось. Не только из-за этого идиота Вовы и пьяного Олега. А также по той причине, что я очень хорошо помнила, как к концу моего пребывания на торжестве все лица мужского пола, которые могли бы меня заинтересовать, как потенциальные женихи, были пьяные и противные. Даже те, кто вроде бы приглянулся сначала.

Я почувствовала, что мои глаза наполняются слезами, и быстро достала книжку из сумки, прикрыла ей лицо и сделала вид, что читаю.

Вспомнился Юрка. Он еще и переживал, что я с кем-нибудь познакомлюсь. Зря волновался!

 



Ольга Солнцева

Отредактировано: 09.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться