Любовь, не любовь: странички из дневника

Размер шрифта: - +

Глава 35.

35

Когда Юра пришел вечером и затащил в коридор огромные санки, я забыла обо всем, что хотела ему высказать.

- Это зачем? – на всякий случай спросила я, хотя примерно понимала, зачем.

- Пошли кататься?

- Какие большие! – выдохнула я.

- Самодельные! – не без гордости заявил Юра. – Для взрослых.

- Я только переоденусь! – без раздумий выпалила я и побежала доставать из шкафа мои теплые, еще ни разу здесь не использованные, штаны от зимнего спортивного костюма.

 

Было часов девять вечера. Поселок сидел у телевизоров, о чем говорили светившиеся голубым окошки домов. Улицы пустовали.

- А где горка? – спросила я, стараясь не отставать от широко шагавшего впереди Юрия.

- За поселком. У озера.

- Здорово! – выдохнула я...

 

…Такого веселого вечера у меня уже не было лет сто. Я позабыла обо всем на свете: и о том, что должна вести себя солидно, как подобает учительнице, и о поселковских сплетниках.

Так было здорово - лететь с горы со скоростью ветра и свистом в ушах! Уже забылись эти детские впечатления.

Юрка садился на санки вперед, я – сзади, держа его за пояс. Нас почти каждый раз заносило в сугроб - наверно, «саночный водила» делал это специально. Мы выбирались оттуда все запорошенные, и Юрка начинал отряхивать с меня снег, поворачивая без церемоний, - как дошколёнка, - а я давилась смехом.

Но вот мои штаны на коленях превратились в толстые ледяные пластинки. Холод стал проникать под одежду.

- Юр, я замерзла. Давай уже пойдем домой.

- Давай, - согласился он. И неожиданно предложил: - Садись на санки. Прокачу.

Я не стала особо сопротивляться, уселась и покрепче ухватилась за металлические бока, и Юрка, крикнув что-то вроде «Йёхо!», помчался вперед. На одном из поворотов сани перевернулись, опрокинув меня в сугроб. Юрка извлек меня оттуда, слегка отряхнул, посадил на место и снова побежал…

Так с триумфом мы ворвались в поселок. Здесь я заупрямилась, наотрез отказавшись ехать на санках, и заявила, что кто-то, между прочим, - здесь учительница и должна вести себя солидно, а в этом поселке глаза и уши у каждого столба. Юрка хихикнул в ответ, и мы пошли рядышком. Санки волочились сзади, как верный, уставший от службы, пёс.

Вдруг парень ткнул варежкой в сторону одного из домов и заявил:

- Вот мой дом!

- Правда? – переспросила я, не потому что не поверила, просто не ожидала получить такую информацию.

- Ага, - подтвердил он. – Пойдем, зайдем, погреемся? Я печку заранее натопил. Сейчас подброшу дровишек - еще жарче станет.

- Ой, нет, Юра. Мне надо домой! – я вернулась в реальность.

- Дома у тебя холодно…

Квартира, в которой я проживала, действительно теплотой не отличалась. Даже сквозь затыканные ватой и покрытые сверху полосками газеты щели, проникал холод.

- В другой раз…

- Хорошо. Пошли, провожу тебя… Жаль, что вечер так закончился…

- Как – так?

- Ну… Ты мне не доверяешь.

- Я доверяю тебе, Юра.

- Тогда пойдем, погреемся. Что здесь такого?

Я помедлила, раздумывая. Действительно, что здесь такого? Он, вон сколько раз у меня был...

- Хорошо. Только ненадолго, - поддалась я его уговорам.

 

Внутри это был самый обыкновенный деревенский дом. Я вспомнила, как после восьмого класса отдыхала летом в селе у бабушки. В ее доме также лежали на полу вязаные дорожки, стоял печной запах, а интерьером служила очень простая мебель.

- Проходи! – гостеприимно улыбнулся Юра.

Потом по-хозяйски обошел дом, подбросил дрова в печь, поставил на печную плиту чайник. В его движениях была уверенность и еще что-то новое, что я в нем не замечала раньше. Было понятно: все здесь он делает сам.

- Это дом моей бабули, - объяснил он, не дожидаясь моего вопроса.

Слово «бабуля» задело струну в моей душе. Если вспомнить Ивана, единственного Юриного родственника, которого я теперь знала, бабушка любила Юрку больше.

- Проходи, чего же ты? Я твою мокрую одежду повешу поближе к печке… Садись, валенки помогу снять.

Я села на высокий порог:

- Я сама!

Но он уже наклонился и стал стягивать мой валенок. Снег, как заледеневший водопад, посыпался мелкими льдинками вниз.

- Ой, прости…

- Аа, делов-то! Растает.

…Валенки стояли у печки, рядом висела на стуле шуба, сверху на ней лежала шапка.

- Штаны мокрые?

- Да ничего, - махнула я рукой, смутившись от его заботы.

- Снимай, не стесняйся. Я пока воды из кладовки принесу.

Он взял ведро и, перешагнув высокий порог, вышел в холодный коридор. Плотно закрыл за собой дверь.

Я торопливо стянула начинавшие оттаивать зимние штаны, примостила их на сиденье всё того же стула.

В комнате было так уютно и тепло, что хотелось забраться с ногами на диван, укутаться в лежавший там плед и сидеть, сидеть, глядя на пламя, проглядывавшее сквозь маленькую металлическую дверь в печи.

Пришел Юра. Поставил ведро с водой на табурет.

- Ты чего стоишь босиком? Прыгай на диван!

«Ну, прямо мысли мои читает!» - улыбнулась я.

- Ты чего смеешься? – заметил он.

- Да так…

Я скромно села на край дивана.

- Сейчас чай будем пить, - сообщил он и присел рядом со мной, поглядев на меня таким взглядом, что мурашки по коже пробежали!

Я смущенно отодвинулась в сторону, предоставляя ему больше места. Мои руки лежали на коленях, как у детсадовской девочки. На Юрку я не смотрела.  Странное волнение и скованность медленно опоясывали меня. Я замерла, не зная, что сказать, чтобы хоть как-то разрядить тишину, которая окружила нас. Внутри голос разума завопил: «Уходи, пока не поздно!»



Ольга Солнцева

Отредактировано: 09.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться