Любовь, не любовь: странички из дневника

Размер шрифта: - +

Глава 42.

42

Я вышла. Иван - следом за мной.

- Не провожайте меня! - уже на улице выпалила я, включив максимальную скорость.

Он старался не отставать.

- Я все же доведу вас до подъезда… И вообще, грубить – нехорошо. К тому же, у меня сегодня день рождения.

- Верится с трудом, - буркнула я себе под нос, но он услышал.

- Ты почему такая колючая? Я ведь ничего плохого тебе не делаю.

- Просто защитная реакция. Знаете такую?

- Что? – не понял он.

- Вы ведь все подстроили, правда? – резко остановилась я.

Он даже промчался вперед на несколько шагов, не ожидая, что я приторможу.

Вернулся и переспросил:

- Что «подстроили»?

- Сначала ваша мама пришла в кружок. Потом пригласила меня в гости. Хотя до этого, когда я ее встретила в магазине, смотрела на меня так, как будто это я сломала стены Колизея. А тут еще, как нельзя кстати, ваш день рождения! Вы считаете, это можно назвать случайностью? Что молчите? Нечего ответить? Да? Я попала в точку?

- Ты попала в мое сердце… Стрелой…

- Что? – растерянно переспросила я.

- Ты мне нравишься, - подчеркивая каждое слово, пояснил Иван. – И обидно, что ты не хочешь этого заметить. У меня самые серьезные намерения. Не то, что у некоторых.

Я пропустила его фразу про «некоторых» и спросила о другом.

- То есть, я была права. Ваш день рождения – блеф?

- А хотя бы и так. Как по-другому я мог с тобой встретиться? Не домой же к тебе переться бесцеремонно?

Я горько усмехнулась.

- Значит, все-таки – обман.

- Эля! Никакой не обман. Это просто… попытка познакомиться поближе.

- Познакомился? – резко спросила я.

- Ну…

- Тогда – Auf Wiedersehen![1]

И я решительно зашагала к дому.

Но Иван оказался настырным. Он снова догнал меня и торопливо заговорил:

- Ты – такая хорошая. Правильная. Зачем ты связалась с этим Юркой? Разве ты не заметила, что через него у тебя одни неприятности?

Я снова остановилась.

- Неприятности? Интересно! Какие, например?

- Например? Да пожалуйста, сколько угодно... О вас в поселке ходят сплетни высотой в три этажа. Вот она тебе – первая неприятность… На тебя косо смотрят родители учеников. Вот она – вторая неприятность. Отсюда, дисциплина в твоем классе хромает. Это неприятность номер три.

- А при чем тут дисциплина?

Я была поражена, что он слишком в курсе.

Он не обратил внимания на мой вопрос и продолжал:

- После трех лет отработки твоя характеристика может оказаться не такой, какую ты хочешь. А это – самая главная неприятность. С плохой характеристикой тебя только в колонию возьмут работать. Да и то, подумают: взять или не взять.

- Я не понимаю: откуда ты все знаешь? О школе, о дисциплине…

- Ты живешь в маленьком поселке – не забывай! Тут знают друг о друге всё! Тут чихнуть незаметно не получится.

- А мне иногда кажется, что я живу в гадком и противном болоте, где водятся только змеи и жабы! – голос у меня дрогнул.

Я почувствовала себя премерзко. Надо же! Все знают о моих проблемах, да еще и шушукаются втихомолку. В горле у меня заскребся «предвестник слез». Но я заставила себя быть сильной: не хватало еще разреветься сейчас при этом «коллекционере моих неприятностей». Повернулась и зашагала к дому своими самыми широкими шагами. Через три минуты уже была у подъезда. Иван не отставал.

Я резко остановилась, обернулась:

- Спасибо, что проводили. И до свидания.

- А может…, - начал Иван.

- Нет! – выкрикнула я.

Он отпрянул, выпучив глаза.

Я решительно распахнула дверь подъезда так, что петли, державшие ее, жалостно взвизгнули. Шагнула внутрь.

Иван вытянул шею, пытаясь что-то сказать. А я в то же самое время собиралась хлопнуть посильнее дверью. Ну, так, чтобы он навсегда запомнил…

Счастливчик, он во время успел отдернуть свою голову! А то бы точно получилась настоящая гильотина!..

 

Вот думаю: философами, наверно, становятся не от хорошей жизни - уж больно много я стала рассуждать в последнее время.

Вот и сейчас сказала себе: если задуматься, всё это, в чём так страстно изобличал меня Иван – такие мелочи жизни! Да, он перечислил мои неприятности. А я уже настолько к ним привыкла, что не считала их таковыми. Даже сейчас, когда думала о сплетнях в свой адрес насчет меня и Юры, меня это почти не волновало. Ничего ведь не было! Юрку я держу на дистанции. О любви ему не говорю. И вообще, не играю на его чувствах (или я не права?)

В школе, конечно, дисциплина хромает, это да. Но с другой стороны, дети любят меня, я это вижу и чувствую. Вот только Антон… Я до сих пор не смогла найти к нему ключик…

Правда, о характеристике я как-то не подумала. Впрочем, далеко до этого. Еще все может измениться.

 

[1] До свидания! (немецкий)



Ольга Солнцева

Отредактировано: 09.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться