Любовь, не любовь: странички из дневника

Размер шрифта: - +

Глава 63.

63

Было воскресенье. За окном гуляла весна, ласково светило солнышко, пели птички. Я проснулась с великолепным настроением и тут же вскочила с кровати.

Игра была назначена на десять утра. Мы, то есть наша волейбольная команда, договорились подойти к восьми в спортзал, чтобы немного размяться.

Но, как всегда, пока все собрались – воскресенье всё-таки, хочется поспать подольше – уже начали подходить зрители, к школе на автобусе подъехала команда-противник, о чем незамедлительно сообщили знакомые нам десятиклассники, те самые, которые вместе с Виктором Иванычем готовили нас к игре.

Физрук объявил в школе накануне, чтобы в спортзал никто из детей во время соревнования не приходил, мотивировав это тем, что помещение – не резиновое. Кроме того, по той же причине, никто не оповестил и местное население. Однако народ шел и шел, и вскоре по периметру волейбольной площадки сидели, стояли и висели на вертикальных лесенках болельщики. В основном, учаховские. Ступить мимо площадки для игры значило наступить кому-нибудь на ногу. Ну, что тут поделаешь? Народ жаждал зрелищ, и выколупать его из спортзала можно было бы только снегоуборочной машиной.

Вот в таких условиях и началась игра.

 

Первую партию мы проиграли. Девчонки смущались большого количества глазеющих и никак не могли собраться. Виктор Иванович в перерыве влетел в женскую раздевалку и провел «воспитательную работу», после чего вторую партию мы умудрились выиграть. «Умудрились», потому что команда противника была сильнее, и это чувствовалось.

Снова примчался наш тренер и велел нам не расслабляться.

Оставалась последняя, решающая партия…

 

…Мы вышли в зал и дружно двинулись на нашу половину площадки. Кто-то захлопал. Наши болельщики тут же подхватили это начинание, закричали нам слова поддержки.

Во время игры обычно некогда смотреть по сторонам. Но тут я не смогла не заметить, что у столба, на один из которых в волейболе крепится сетка, с левой стороны, появились Филя и его компания. Я уже знала имена Филиных вечных адъютантов. (Тех самых, между прочим, которые с любопытством наблюдали за действиями своего «командира» в тот вечер у дверей клуба, когда Юрка заступился за меня.) Савва – низкорослый паренек с раскосыми глазами. И Тимоха – полная ему противоположность: здоровый, под два метра, с широкими плечами, богатырь. Эта совсем не святая троица, в которой признанный ими лидер Филя всегда был посередине, ходила как на уроке физкультуры – от самого высокого к маленькому. За что получила в поселке негласное прозвище «лесенка дураков». Разумеется, называли их так исключительно за их спинами, незаметно посмеиваясь.

Вот и сейчас эта «прекрасная лесенка» решила осчастливить всех посещением спортивного мероприятия. Они сидели на корточках, открыв свои клювы-рты и с любопытством посматривая по сторонам: ну, прямо, цыплятки на жердочке.

Я невольно напряглась. Если вы помните, меня Филя только и делал, что пугал по жизни своим неадекватным поведением и вечно полупьяным состоянием.

Игра, точнее, последняя партия, началась.

По-видимому, тренер противников тоже не бездействовал в перерыве, потому что те играли так, как будто за ними стояла Москва.

Однако и мы боролись изо всех сил.

Всю партию наши команды шли в разнице один-два очка друг от друга: то они впереди, то – мы.

«Трибуны» ревели. Напряжение висело в воздухе такое, что лампочки можно было бы без электричества зажигать.

Наташа старательно пасовала мне мяч повыше, чтобы было удобно атаковать - «хастать» его прямо на территорию к противнику. Девчонки тянули самые неберущиеся мячи.

Если вы знаете правила волейбола, то имеете представление о том, что игроки по ходу матча передвигаются по часовой стрелке, меняя места на площадке - так называемые «зоны».

И вот, когда я встала в зоне перед сеткой с левой стороны, услышала весьма «занятный» разговор. Занятный не для меня.

- Как мне нравится эта девчонка! – причмокнул губами Филя.

- А как же Юрка? – поинтересовался голос Саввы.

- Да у них всё завяло! Теперь я буду ее парнем!

И я почувствовала, как по моей ноге скользнула чья-то ладонь. Я дернулась, обернулась на парней. Филя смотрел на меня масляными глазами и препротивно улыбался.

- Эля! Мяч! – услышала я окрик и едва успела отбить летевший ко мне мяч в нужном направлении.

Тот ракетой пронесся на сторону противников и, как оказалось, застал их врасплох - стукнулся об пол.

Наши болельщики радостно завопили.

- Счет 14:15[1], - объявил судья. – Лидирует районная школа.

Мы отставали на одно очко. Но, чтобы выиграть, разница должна была быть как минимум в два.

Совершился переход волейболисток нашей команды на площадке. Теперь я стояла у сетки.

Между тем «несвятая троица» продолжала свой разговор, и я его отчетливо слышала. А, скорее всего, не только я.

Савва: - А что, у них все-таки что-то было?

Филя: - Естественно! Ты что, Юрку не знаешь?

Савва: - Ну да!

- А теперь – моя очередь! – самодовольно поведал дружкам Филя.

- Эля! Не отвлекайся! – крикнула Наташка, заметив мою растерянность.

И послала мне мяч. Подкинула повыше. Чтобы я прямым попаданием забросила его на территорию наших соперников.

Я подпрыгнула, целясь по мячу. Хастнула от души, вложив всю возможную силу. Мяч, как торпеда, полетел в заданном направлении и прямым попаданием угодил …в лоб Фили. Хлопкообразный звук заставил всех посмотреть в его сторону. Филю качнуло, как старый сарай, на который навалился проходивший мимо бык, и он плюхнулся на пятую точку, издав еще один недвусмысленный звук, заставивший тех, кто не знал Филю, захохотать, а тех, кто знал, спрятать свой смех в ладошку.



Ольга Солнцева

Отредактировано: 09.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться