Любовь под снегом

Размер шрифта: - +

Глава 13

Глава 13

 

Во вторник Марина шла на работу как на каторгу. После того, как она рассказала всё подруге, стало чуть легче, и дома, укладываясь спать, девушка вдруг поняла, что в понедельник у них с Александром просто не было времени поговорить. Какие уж тут разговоры или намёки, если с утра он провёл два совещания и одну планёрку, а она работала только до обеда и в расстроенных чувствах сбежала на пары.

«Сегодня я до конца, наверное, вечером и поговорим. Хотя Кати нет, может, и днём получится» - думала девушка, поднимаясь в офис.

Хотелось определенности. И вместе с тем, Маришка боялась предстоящего разговора. Но ещё больше она боялась того, что разговор не состоится вообще.

«А если ему совсем всё равно? А если я не понравилась или он пожалел уже? А если для него такие ситуации ровным счётом ничего не значат, а я, как дура малолетняя, буду страдать и заикаться в его присутствии? Ну уж нет! Лучше поговорить и спать спокойно. Хотя какое тут спокойно? А может, я действительно зря это всё? Может, тоже сделать вид, что ничего не было? В конце концов, я сама Насте все уши прожужжала, какая я деловая колбаса и что мне никакие отношения нафиг не нужны. Или нужны?»

Марина повернула ключ в замке, щёлкнула выключателем и удивлённо остановилась. Пахло цветами и она, с робкой надеждой и неуверенностью, посмотрела в сторону рабочего стола. Цветы в коробке! Несколько видов роз, гортензия и куча неизвестных ей цветов и растений. Таких букетов она ещё ни разу не получала в подарок. Да что там говорить, даже не видела вживую!

- Ой, записка! - дрожащими руками Марина схватила открытку, чтобы прочитать написанный от руки текст: «Марина, не дрейфь. Мне тоже не по себе».

Маришка рассмеялась. Предположить, что уверенный в себе Александр, чего-то боится! Три раза ха! Но шутка сработала. Проветрив помещение, приготовив кофе, сто раз понюхав цветы промежду делом и триста раз потрогав лепестки и бант на коробке, девушка, наконец, успокоилась и принялась за рабочие дела.

Без двух минут восемь хлопнула входная дверь и, благоухая терпким ароматом лаванды и чего-то подозрительно похожего на перец, зашёл директор.

- Доброе утро, - первой поздоровалась Марина и впервые улыбнулась.

- Привет. Кати не будет, а ты на весь день сегодня, да? - кивнул мужчина, расстёгивая припорошенное снегом пальто.

- Да.

- Хорошо. Меня ни для кого, кроме наших, нет. Постарайся все основные дела закрыть до двенадцати, в обед поедем на рыбную сторону1 поздравлять партнёров. Как будем оттуда возвращаться — тот ещё вопрос -пробки предновогодние достали уже, - но деваться некуда.

- А мне надо ехать с вами? - удивилась Марина. Они с Катей запланировали на завтра поздравление всех, относящихся к их должностным обязанностям. Про то, что надо ездить ещё и с директором, речи не шло. Хотя в безумной суете последних дней секретарь могла просто забыть.

- Да. Завтра меня не будет, в четверг корпоратив, в пятницу мы улетаем, так что на поздравления больше времени нет.

Директор скрылся за дверью и Маришка так и замерла с открытым для вопроса, где он будет завтра, ртом.

«Блин, хорошо, что он свалил, а то позор-позор! Как ревнивая жена прям» - подумала девушка и решила отвлекаться от упорно лезущих в голову глупостей ударным трудом.

Работы до отлёта предстояло немало. Предновогодняя суета с поздравлениями, подарками детям сотрудников, заключениями договоров на будущий год, которые надо было отправлять и в сканированном виде, и в бумажном, бухгалтерскими истериками, что они чего-то-там не успевают, а потому им вынь да положь сто тысяч документов и сию же минуту.

Маришка всё утро носилась как угорелая. Большинство отделов работали в авральном режиме и то и дело норовили привлечь на помощь не умеющего пока вежливо отказывать секретаря. Девушка злилась и на себя из-за слабохарактерности и желания всем понравиться, и на коллег, без зазрения совести пользующихся её неопытностью. Заданий прибывало, а вот время таяло стремительно.

Окончательно закрутившись-завертевшись, Марина не заметила, как подкрались те самые двенадцать часов. Обычно с началом обеда суматоха смолкала: не разрывались телефоны, не хлопали дверьми сотрудники, и даже из коридора лишь изредка доносились звуки шагов. Но перед новогодними праздниками огромное офисное здание гудело будто улей даже поздним вечером.

- Ты готова? - директор вышел из кабинета уже в верхней одежде. Девушка испуганно посмотрела на часы и подскочила. - Одевайся. Я за подарками.

- Сейчас, предупрежу водителя и бегу.

- Какого водителя? Алексей Дмитриевич пусть сотрудников возит, мы сами справимся.

Мужчина пошел в сторону ниши, куда Катя вчера поставила собранные и подписанные пакеты с подарками, и не видел, как покраснела его секретарь, как выронила карандашик, которым до этого ставила галочки в ежедневнике, как испуганно вздохнула.

Когда директор сказал, что они не вернутся в офис, она с горем пополам убедила себя, что они поедут с водителем, а это значит, никаких выяснений обстоятельств не будет. Но после фразы, что они справятся сами, то есть поедут на его машине, Маришке стало немного дурно. И горячо.

Воображение разыгралось не на шутку. Все эти дни она только и делала, что дорисовывала мысленно произошедшее в квартире Александра. А что, если бы не позвонила мама? А что, если бы не взорвалась чёртова банка со сгущенкой?

«А что, если после поздравляшек он отвезёт меня к себе?» - с трепетом думала Маришка, заматываясь в шарф.

Александр не выходил из образа директора и большую часть пути проговорил по телефону. Девушка сидела на переднем сиденье, пристёгнутая ремнем безопасности, и смотрела в окно, убеждая себя не думать о глупостях. Работа и только работа.



Иринья Коняева

Отредактировано: 11.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться