Любовь под соснами

Глава 10

Глава 10

 

Ночью Кристине не спалось. Растревоженные воспоминания, которые она  долго старалась похоронить, выплывали наружу. Она снова чувствовала себя школьницей. Утром форменное платьице, вечером... Кристина выбралась из теплой, но такой неуютной сегодня постели. Включила ноутбук. Может быть, сегодня нужные слова улягутся в правильном порядке, вызывая те чувства, которые она испытывала? Кристина и сама не знала, отчего она придавала такое значение написанию этого романа. Хотела  освобождения? Так оно невозможно. Тот самый катарсис, о котором столько говорят, пусть испытывают ее читатели. И Сережка. «Расскажешь мужчине правду, потеряешь его навсегда», - шепнул внутренний противный голосок.

 

Тогда зачем нужен такой мужчина?

 

Кристина  подумала о Витьке,  и откуда-то возникло теплое чувство, что  он-то как раз и понял бы. Заглушил бы ее жалость к себе своими поцелуями, нежными руками стер чужие отпечатки пальцев. Он принял бы ее всю со всеми  убийствами, оправдав в душе и скорбя вместе с ней.

 

«Откуда такая уверенность?» - в  знакомом внутреннем голоске чувствовалась насмешка.  «Ты никогда не сможешь это проверить, потому что он чужой муж». 

Девушка опустила пальцы на клавиатуру. Книга не даст  покоя, пока не будет закончена. Надежды на освобождение никакой, но, может быть, станет хоть чуть-чуть полегче. Это все, что  пока хотелось бы.

 

Я и сама не поняла, как однажды испытала оргазм. В тот день Петрович долго не мог кончить. Его маленький толстый член уже не причинял боли. Сначала я, как обычно, пыталась отключиться и думать о чем-нибудь. В темноте –  я настаивала на том, чтобы гасить свет - слышались стоны Петровича, изредка прерываемые какими-нибудь пошлыми словечками. И вдруг меня охватило возбуждение. Обычно лежавшая под ним, как бревно, я непроизвольно  двинулась ему навстречу и вдруг почувствовала, как глубоко внутри  сжавшаяся пружина, толчком распрямилась. Оргазм был до того сильным, что я чуть не застонала, но вовремя спохватилась. Петрович мгновенно прореагировал. Со словами «Ах ты, маленькая шлюшка», - он шлепнул меня по щеке и вдруг, возбудившись то ли  от пощечины, то ли от моего оргазма, мгновенно кончил, издав противный затяжной звук удовлетворения. Лежа под его тяжелым телом, я чувствовала    себя, словно описалась,  стоя у доски перед всем классом. Скатившись с меня, он приподнялся на локте и долго смотрел мне в лицо. Я встретила взгляд, не отворачиваясь, внушая себе, что мне плевать, что он обо мне подумает. Петрович медленно провел пальцем по моей щеке, вероятно, это был самый большой жест нежности, на который он  способен, и задумчиво сказал:

- А вот матушка твоя ни разу со мной  не кончила. Только подставлялась.

 

После его слов,  из жертвы я мгновенно превратилась в шлюху, и мое расслабленное от наслаждения тело, тут  же подтвердило выставленное против себя обвинение. Я вскочила, подхватила валявшийся на полу халат и быстро закуталась в него. Сзади меня вспыхнул свет торшера.

- Кристина!  

Я обернулась через плечо. Петрович, растянувшийся на простыне с вялым членом, мгновенно вызвал желание стукнуть его чем-нибудь тяжелым. Он не должен был делать это со мной. Если бы он был нормальным человеком, он никогда бы не принял моей жертвы.

- Тебе повезло, что ты  в раннем возрасте испытала оргазм. Многие взрослые женщины только мечтают об этом.

 

 У меня пересохло в горле. Повезло?  Я должна была почувствовать первый оргазм – те, которые я получала, лаская себя, не в счет – с каким-нибудь красивым парнем, который бы любил меня. 

Петрович зевнул и отвернулся от меня, щелкая пультом  телевизора.  Подавленная случившимся я словно приросла к полу и не могла двинуться.  Вспыхнул экран, зазвучал голос диктора, предсказывающий дождь и слякоть. Я, обожавшая солнце, порадовалась, что завтра его не будет. Солнечный день мне с моим позором не пережить. Повернулась на ватных ногах, чтобы идти к себе.

– Не забудь выпить таблетку, - раздался голос Петровича.

 

Взяв упаковку, я отправилась на кухню за водой. Зажав одну таблетку в ладони, я пересчитала остальные, размышляя, умру ли я, если проглочу их все сразу. По ногам потекла сперма, одна капля, как и в первый раз, упала на плитку. Точно так же я растерла ее ногой. Я не могу позволить себе умереть. Я обязана жить и выжить. И мне предстояло решить как. Я запила таблетку водой и спрятала остальные в карман.

 

На помощь пришли книги. В них я искала ответы на свои вопросы и даже иногда находила. Упиваясь чужим миром любимых героев, я забывала о своем перевернутом существовании то ли женщины, то ли подростка. К моменту возвращения мамы из больницы я настолько освоилась со своей ролью, что даже смогла смотреть ей в глаза. Я сделала это ради нас, мамочка, и пусть весь мир судит меня. Зато мы в тепле и у нас есть деньги. Тогда-то во мне и зародилась мечта о собственном доме. И ради своей мечты я могла пойти на все.



Лисицына Татьяна

Отредактировано: 10.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться