Любовь под соснами

Глава 13

Помыв посуду, Кристина включила ноутбук. Перечитала последнюю главу. Книги всегда были ее единственными друзьями. Но «Мастера и Маргариту» она любила больше других за первую главу, подсказавшую ей путь к освобождению. Подсолнечное масло стало ее союзником. Некоторое время Кристина смотрела в окно, вспоминая, как же все случилось. А потом пальцы быстро забегали по клавиатуре.

 

Звонок Петровича раздался в тот момент, когда я дочитывала последнюю главу «Мастера».

- Сладкая моя, я через полчасика буду. Удиви меня чем-нибудь. У нас с тобой давненько ничего не было.

Язык у него заплетался.

Сердце затрепетало в груди, подобно попавшей в сачок бабочке. Петрович действительно уже почти месяц не прикасался ко мне. Влюбленная в Артема я всячески пыталась не думать о том, что настанет момент, когда мне придется приступить к своим обязанностям. Возможно, если бы не случилось перерыва, за время которого я привыкла к другим рукам и губам и поняла, что значит любить, а не служить игрушкой в руках потрепанного мужика, я бы как-нибудь приспособилась. Но судьба дала мне слишком много времени, чтобы осознать: я больше не хочу жить, как раньше. После ласковых рук юноши я не могу позволить, чтобы меня тискал этот извращенец. Но, к сожалению, у меня не было выбора.

 

Я вскочила с дивана и надела отвратительный, купленный Петровичем, костюм кошки, который особенно ненавидела за возбуждение, которое испытывал мой мучитель. Но сегодня, посмотрев на себя в зеркало, я себе понравилась. Именно эта маска подходила для моего плана. Гибкая и хищная, сегодня я казалась себе не кошкой, а пантерой. Я отправилась в гостиную и быстренько сервировала стол. Достала бутылку вина и бокалы из бара. Зажгла свечи. Так я не делала никогда. Надеюсь, это его удивит, и он выпьет со мной вина, от которого его еще больше развезет.

 

Подошла к аквариуму. Заметив меня, моя любимая золотая рыбка подплыла к стеклу.

- Исполни мое желание. Я должна освободиться.

Если бы это было возможно, я взяла бы ее в руки, но я только провела пальцем по стеклу, словно хотела приласкать. Рыбка прилепилась к стеклу с другой стороны и повисла, открывая свой маленький ротик, словно уверяя, что все свершится, как я задумала. Я поднялась и пошла на кухню. Вынула из холодильника пластиковую бутылку с подсолнечным маслом. Вернулась в комнату. Налила небольшую лужицу на том месте, где мы заключили договор с рыбкой.

 

Когда я открыла дверь, Петрович еле держался на ногах. Увидев меня, он пьяно хихикнул и ущипнул за щеку. Мне хотелось залепить ему пощечину, но я выдавила из себя улыбку и, покачивая бедрами, направилась в гостиную. Оглянувшись, увидела, как держась за стену, он пытается справиться со шнурками.

 

Я выпила с ним бокал вина. Для храбрости. Петрович, развалившись на стуле, что-то рассказывал. Смысл до меня не доходил, я лишь кивала и смотрела на подсвеченный аквариум. Каждый раз, когда видела золотую рыбку, мне становилось спокойнее. Рыбка поможет, она обещала. Наконец, Петрович сказал свое обычное: "Ну-ка пройдись". Я встала и, походив по комнате, спряталась за аквариум, стоящий посередине гостиной. Петрович позвал меня. Я призывно засмеялась.

- Хочешь поиграть, детка? – Петрович шумно поднялся.

Я направилась к нему, но когда он уже хотел схватить меня, увернулась. Ловушка находилась с противоположной стороны, и я увлекла его туда. Он пьяно хихикнул. Пробормотал: «Сейчас поймаю». Перепрыгнув лужицу, я остановилась. Петрович поскользнулся, потерял равновесие, и в этот момент я толкнула его на аквариум. Все произошло слишком быстро. На пол хлынула вода, а он повис на острых краях разбившегося под его весом стекла. Раздался дикий вопль, потом все стихло. Моя золотая рыбка валялась на полу. Я взяла ее в руки и, прошептав «спасибо», побежала на кухню. Достала пустую банку и, налив воды, опустила туда рыбку. Возвращаться в комнату было страшно, но я все же пересилила себя.

 

Мой мучитель висел, словно шашлык, на острых краях аквариума и не двигался. В луже на полу бились другие пестрые рыбки, которых я не хотела спасать. Это были его рыбы, и они должны были умереть вместе с ним. Я подбежала к телефону и вызвала скорую. Голос мой прерывался и дрожал от страха. Но где-то в глубине сознания забилась мысль, что я спасена. Петрович больше никогда не прикоснется ко мне. Мы с мамой будем жить в этой квартире. Я заработала это право двумя годами унижения. Мой взгляд упал на стол, где все еще стояло недопитое вино и два бокала. Свой бокал я тщательно вымыла на кухне. Снова вернулась и посмотрела вниз. Лужица масла исчезла под слоем воды. Я ушла в комнату и забилась в угол диванчика, шепча про себя придуманную версию.

 

«Я делала уроки. Услышала шум. Вышла и увидела. Сразу вызвала скорую»

 

Не в силах сидеть, снова вскочила и увидела в зеркале, что я все еще в кошачьем костюме. Меня прошиб пот. Что было бы, если бы меня увидели в таком виде? Я вытащила из шкафа джинсы и футболку. Руки и ноги так дрожали, что я с трудом оделась. Разбросала на столе учебники, открыла тетрадь по физике.



Лисицына Татьяна

Отредактировано: 10.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться