Любовь под соснами

Глава 33

На следующий день после встречи с Сергеем, Кристина засела за прозвонку банков и столкнулась с новыми трудностями. Для получения кредита требовалась справка о доходах, которую неоформленным по трудовой книжке риэлторам, никто не давал. Кристина попыталась уговорить Мухина, но тот и слышать не захотел, повторив те же слова, что и Сергей, как глупо с ее нестабильной зарплатой ввязываться в кредиты. Под конец даже самодовольно добавил, что если бы не те варианты, которыми он ее подкармливает, она зарабатывала бы три копейки.

 

Устав от бесполезных разговоров, Кристина спустилась вниз выпить кофе, стараясь не смотреть в сторону стола, где в тот злополучный день сидела Марина. Устроилась спиной к кофеварке и ждала. Гостиную наполнил уютный запах кофе, она взяла чашку в руки и уже собиралась подняться к себе, как вдруг послышался шорох. Пытаясь понять его происхождение, девушка непроизвольно повернулась. Вздрогнула. Марина «сидела» на стуле, закинув нога на ногу, рот скривился в насмешке. Кристина разлила кофе. Горячий напиток обжег руки. Она снова посмотрела в сторону обеденного стола. Стул пуст. Кристина прислонилась к стене, машинально сделав большой глоток. Горячий кофе обжег горло, вернув в действительность. «Схожу с ума», мелькнуло в голове. Кристина прошла к раковине, вымыла руки. По спине ползли мурашки. Хотелось позвать маму на помощь, но она переселила себя и почти бегом взлетела по лестнице, плотно прикрыв дверь в комнату. Когда поднялась, вспомнила, что забыла чашку с кофе возле мойки. Возвращаться не было сил! Да что же это такое?! Неужели теперь и на первый этаж не спуститься?! А что будет, когда мама уедет?

 

Прошло минут двадцать, прежде чем Кристина снова занялась прозвонкой. Список банков, отказывавших в выдаче кредита безработной, какой она считалась по документам, уже не помещался на странице тетрадного листа. Нельзя сдаваться! Она обязана выкрутиться и отправить маму на лечение.

Успокоилась она только после того, как служащий с приятным голосом из банка, название которого она никогда не слышала, назначил встречу на завтра.

 

Ночью Кристина почти не спала и утром чувствовала себя разбитой. Под глазами, в которых застыл страх, красовались синяки. Больше всего хотелось провести день дома, но назначенная встреча не представляла такой возможности. К тому же нужно было собирать документы для сделки по Большой Филевской. Умывшись холодной водой и приняв контрастный душ, Кристина почувствовала себя лучше. Вытащила из шкафа темно-синий брючный костюм, подобрала под него бежевую блузку. Волосы закрутила в пучок для солидности и слегка накрасилась, подмазав синяки тональником. Надела шубку из норки. Из зеркала на нее смотрела усталая женщина лет тридцати с потухшим взглядом, коричневый мех, раньше подчеркивающий цвет глаз, сегодня прибавлял лишние годы. Кристина отвернулась от зеркала и, взяв сумочку с приготовленными для банка документами, спустилась вниз.

 

Времени было мало, и она решила не завтракать. Проходя мимо стола, краем глаза заметила, что призрак Марины на месте.

Она остановилась и уже прямо взглянула на стул. Пусто. Кристина выдохнула с облегчением.

- Что ты хочешь от меня? – спросила она. – Ведь это ты первая хотела меня убить. У меня не было выхода.

Дверь спальни открылась: в проеме двери появилась Илария в длинном кремовом халате.

- Ты с кем ты разговариваешь?

- Тебе показалось, - пытаясь скрыть замешательство, Кристина подошла к матери и поцеловала ее в щеку. – Доброе утро.

- Я слышала твой голос.

- Наверно, показалось.

- Ты куда-то убегаешь?

- Да, куча дел.

- Выглядишь усталой. Плохо спала? – Кристина кивнула. – Детка, может тебе все отменить? Как же ты невыспавшаяся за руль сядешь? Дорога такая длинная. Пробки.

- Да нет, мамуль, надо ехать. Не волнуйся, все будет хорошо. Я могу водить машину в любом состоянии.

 

У двери Кристина обернулась и заметила, как мама перекрестила ее. Зная отношение дочери к религии, Илария старалась делать это у нее за спиной. Девушка вздохнула и мысленно сказала: «Попроси лучше призрак Марины исчезнуть из нашего дома». Кристина подошла к Кошке и, открыв багажник, достала щетку, чтобы почистить первый выпавший снег. Вспомнился разговор с Сергеем и его фраза, что у нее ненормальная любовь к матери, из-за которой она стала убийцей. Неожиданно поселившаяся мысль так поразила ее, что девушка замерла с щеткой в руке. Она убила Марину для того, чтобы отомстить за поруганные чувства матери. Сводная сестричка являлась воплощением отцовского греха и Двенадцать сосен были всего лишь предлогом. Кристина тихо застонала. Она никогда не думала об этом. «Ты не отдавала себе отчета, - зашептал внутренний голос. - Это было на уровне твоего подсознания».

 

Девушка счистила щеткой последний снег с капота и, открыв ворота, вырулила на улицу. Ехала медленно, поэтому и оказалась в Москве позже обычного. Глядя на электронные часы поняла, что опаздывает. На Каменном мосту огромная пробка. Уже при въезде на мост, она слишком сильно крутанула руль и правым бортом зацепила соседнюю Пежо. Включив аварийку, вышла из машины и заметила длинные полосы на двух дверях. От обиды на глазах выступили слезы. Вот ведь черт. Она проездила без аварий три года. Из Пежо вышла блондинка в норковой шубке:



Лисицына Татьяна

Отредактировано: 10.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться