Любовь под соснами

Глава 36

Третий концерт Рахманинова, который передавали по радио, окончательно примирил Кристину с жизнью и заставил поверить в себя. Завтра будет новый день, и она обязательно что-нибудь придумает. Завтра ей позвонит кто-нибудь из бывших клиентов или по рекомендации. А сегодня нужно слушать прекрасную музыку и смотреть, как на лобовое стекло опускаются и тают пушистые снежинки.

 

Дом, освещаемый одиноким фонарем, зиял темными окнами, словно пустыми глазницами и казался зловещим.  Кристина почувствовала холодок одиночества. Как же хочется тепла и ласки, чтобы дома тебя ждал любимый человек. Она заморозила пальцы, пока открывала металлические ворота и с удовольствием юркнула в теплую машинку, чтобы загнать Кошку внутрь. Щелкнула сигнализацией, справилась с воротами и осторожно пошла по дорожке к дому, оставляя на свежем снегу одинокие следы.

 

Включив свет, Кристина осторожно прошла в гостиную, содрогаясь от мысли, что Марина опять будет там, напоминая о совершенном зле и непрощении. Ее накажут в следующей жизни, а, может быть, уже в этой. Отнимут все, что она с таким трудом добивалась, вновь сделают несчастной беженкой.

 

Кристина старалась не смотреть на стул, пока проходила мимо, но проклятое боковое зрение услужливо показало светлую прядь волос.

 

Нет! Не надо! Оставь меня в покое! Я не знала, что ты моя сестра!

 

Кристина почувствовала, что ей стало трудно дышать.

 

Не приходи больше.

Она зажмурила глаза, как в детстве, и с вытянутыми руками осторожно двинулась вперед. Кажется, она нашла выход. Ходить с закрытыми глазами. Неожиданно она почувствовала боль в коленке. Вот черт! Наткнулась на угол лестницы. Когда она успела пройти всю комнату? Потирая ногу, она пошла вверх по лестнице в спальню. Очень хорошо, что не хочется есть. Находиться в столовой выше ее сил. Может быть завтра, когда будет светло. Завтра все будет по-другому.

 

В своей комнате Кристина сбросила одежду и, закутавшись в халат, устроилась на маленьком диванчике, пододвинув к себе столик с ноутбуком. Работа над романом спасет ее. Она опишет свою боль, тревоги, сомнения, свою неправильную любовь к Витьке, их греховно-прекрасный секс. Витька часто говорил, что не испытывает угрызений совести: то, что так чувственно,  не может быть плохим.

 

Она отредактировала очередную главу и выложила ее в самиздате. Зашла в комментарии. Садко уже был здесь, комментируя прочитанное. На предыдущих страницах разворачивалось обсуждение читателей: каково это – любить чужого мужа. Некая читательница под ником «изменница» рассказывала собственную историю, как боролась за свою любовь: она была то нежной и ласковой, то злой и холодной. Назначала свидания и не приходила, и появлялась, когда ее не ждали. Сбитый с толку оппонент начал совершать ошибки. Жена выгнала из дома, соперница приняла, превратившись в мягкую  и женственную подругу.  

 

Кристина  фыркнула. Она не собирается бороться. Выбор должен сделать мужчина. Нельзя на него давить. Это нечестно. Так и написала в комментах.

 

 Садко едко заметил: автору подобного романа странно говорить о честности. Главная героиня собрала все библейские грехи, да еще и не чувствовала раскаяния. Он просто убежден, что автор пишет собственную историю, банально изливая душу и подготавливая следующее убийство.

 

 Кристина почувствовала, как в груди неприятным зверьком заворочался страх.  Кто же этот дурацкий Садко? Можно, конечно, удалить рукопись из интернета, но тогда не будет катарсиса. Нет, уж пусть остается.  

 

Кристина вышла из форума и начала новую главу. Писала до трех часов ночи, не исправляя, запомнила файл и выключила компьютер. Организм требовал, если не человеческого тепла, то хотя бы горячего чая. Но для этого нужно спускаться вниз. Кристина обхватила себя руками. Нет, она не пойдет. Она медленно прошла в ванную и выпила воды из-под крана, завернулась в теплое одеяло и закрыла глаза. В голову, как всегда полезли картинки. Витька  несет на руках, покрывает поцелуями лицо, щекоча нежную кожу усами. Она не заметила, как воспоминания продолжились сном.

 

Берег голубого океана и белый прогретый солнцем песок, он снимает ей лифчик от купальника, целуя в грудь. Сгибаются к их головам кокосовые пальмы, омывает вода босые ступни. Помогая друг другу, они снимают остальное, забираясь в воду. Она закидывает ему ноги на талию. В воде их прикосновения другие, они слегка размыты и менее чувствительны, зато полны неги и ласки. Океан усмиряет их  нетерпение, обучая нежности и расслаблению. Его загорелое лицо с мокрыми волосами приближается к ней, дразня колючестью усов в предвкушении поцелуя. Его плоть медленно входит в нее,  сладко тормозя на каждом сантиметре. Она запускает руку в его мокрые волосы, захватывая его язык, медленно лаская его своим. Но даже океану не справиться с их чувствами, не замедлить нетерпеливости  движений. Все сильнее сжимаются ее ноги, и все глубже входит в нее Витька, лаская руками грудь, а языком облизывая ее рот. Во рту и внизу происходит одно и то же, и непонятно где прекраснее. Хочется продлить наслаждение, она хочет замедлиться и не может, одновременный оргазм накрывает их вместе с волной взявшего, наконец, реванш, океана.



Лисицына Татьяна

Отредактировано: 10.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться