Любовь под соснами

Глава 38

Никита Одинцов оказался рыжим с россыпью веснушек на лице молодым человеком двадцати пяти лет. Искренняя улыбка и слишком открытое для риэлтора лицо. Кристина даже не смогла ему нагрубить, настолько он казался безопасным. Тютя какой-то, подумала она, подставляя лицо ласковому весеннему солнышку. Стоя на тропинке, она со злорадством наблюдала как, пытаясь сделать хороший снимок, Никита несколько раз наступил в грязь начищенными ботинками. Сама она стояла в расстегнутом зеленом пуховичке и цветных резиновых сапожках с распущенными волосами, дымя сигареткой, словно кого-то другого, а вовсе не ее собирались выселить из дома.

 

Сделав несколько фотографий и окончательно испачкав ботинки в грязи, Никита подошел к ней.

- Снаружи я все снял, можно переходить в дом, - он бросил взгляд на засохшую сосну. – Вам бы лучше ее убрать, портит вид.

Кристина повернулась спиной и направилась в дом. Убрать Иуду? Да что понимает этот рыжий?! Ее любимая сосна. Родная. Не справившаяся с жизнью, как она. Кристина слышала шаги риэлтора за спиной. У двери повернулась:

- Внутри необязательно фотографировать, там неприбрано.

- Это не имеет особого значения. Будущего собственника интересует качество ремонта, а не разбросанные вещи.

 

Будущего собственника? Да она расцарапает ему лицо, как только он войдет в дверь.

 

В гостиной Никита удивленно застыл. Неубрано? Даже стулья стояли на своих местах.

- Думаю, вы зря волнуетесь, здесь полный порядок и очень хорошее освещение, - Никита достал фотоаппарат.

- Мне бы не хотелось, чтобы фотографии моего дома попали в интернет.

- А как тогда мы будем продавать? – смущенно спросил Никита.

- Не мы, а вы, - подчеркнула Кристина. – Заметьте, я, хоть и риэлтор, но помогать вам не собираюсь.

- Вы риэлтор? – Никита удивленно посмотрел на нее. – Как-то не похожи.

- А вы тем более, - ехидно заметила она.

- Послушайте, но если мы коллеги, вы должны понимать, что фотографии привлекают внимание покупателей. А вам нужно продать, как можно быстрее, проценты растут… А рынок загородной недвижимости сейчас стоит.

 

Кристина отвернулась. Умом она все понимает, но сердце понимать отказывается. Этот рыжий знать не знает, сколько всего ей пришлось вытерпеть, чтобы получить этот дом.

- Меня вполне устраивает, если покупатели появятся не завтра, - она сцепила кулачки. – Будет время что-нибудь придумать.

- Наш бизнес непредсказуем, возможно, вы сделаете хорошую сделку и купите дом еще лучше. – Никита посмотрел на часы. – Если вы все же позволите, я бы пофотографировал внутри. А то мне еще баннер вешать, а я уже опаздываю на встречу.

 

Кристина почувствовала зависть. Черт! У него столько клиентов, сколько когда-то было у нее. А сейчас все прошло, и она как полная неудачница стоит и слушает этого рыжего.

- Какой еще баннер? – возмущенно спросила Кристина, сдвинув брови.

- Баннер, что ваш коттедж продается. Очень эффективное действие. Вдруг кто-то из соседей захочет купить…

 

Кристина почувствовала, что готова вырвать все его рыжие волосы. Эти кратовские выскочки будут показывать на нее пальцем и любой из них сможет прийти на экскурсию? Да ни за что!

- Никакого баннера не будет, я не хочу, чтобы соседи знали.

Нежная кожа Никиты пошла красными пятнами.

- Послушайте, я понимаю ваши чувства, но мне дали задание, и я должен его выполнить, а вы мне мешаете. Я позвоню в банк и расскажу о вашем…

- Поведении, - закончила Кристина. – Валяйте, жалуйтесь. - Она отошла к окну. Солнце скрылось, стало серо и слякотно. Так же, как у нее на душе. Ей не вырваться, судьба сделает ее все равно. Она резко повернулась.

- Ладно, фотографируйте, вешайте ваш баннер. Делайте, что хотите. – Она отправилась в гостиную, оставив Никиту одного. Лучше не видеть, как он это делает. Она выпьет рюмочку коньячку для успокоения нервов. Ведь не каждый день к ней приходит риэлтор.

 

Когда Никита, наконец, убрался, она решила выкурить сигарету и посмотреть, как смотрится баннер снаружи. Как и ожидалось, выглядело это отвратно. Половина резного балкончика была завешена белым полотном, на котором синим цветом значились большие буквы «дом продается», ниже шли цифры телефона Никиты. Она нервно сделала несколько затяжек, думая о своем позоре. Может, ей стоит сменить профессию? Стать профессиональным килером, а не дурацким риэлтором, зависящим от обстоятельств? Может, кукольник простит ей еще одно убийство? Интересно, сколько за это платят? Хватит ли, чтобы расплатиться с кредитом?

 

Она вдруг вспомнила о Сергее, звонок которого проигнорировала вчера, когда сидела в ресторане с Олегом. Он больше не перезвонил. Как раз есть повод. Она вытащила мобильник из кармашка и ткнула пальцем в знакомый номер.



Лисицына Татьяна

Отредактировано: 10.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться