Любовь под соснами

Глава 42

Утром Кристина проснулась от телефонного звонка. Теперь ей редко звонили, а она сама почти никому. Недавно звонил Олег, сказал, что у него родилась дочка. Кристина поздравила его, они обменялись общими фразами и простились. Она понимала: разговор скорее всего последний. Он, конечно, поинтересовался, как у нее дела, но больше говорил о том, как малышка кушает, сколько спит, и как им приходится подстраиваться под детский режим. И эта его отцовская гордость отчего-то причиняла боль. Сославшись на дела, Кристина быстро закончила разговор и удалила его номер из записной книжки.

 

Телефон продолжал разрываться надоевшей мелодией, и Кристина, подумав о том, что надо бы сменить неактуальной для ее образа неудачницы мелодии «Крестного отца», вылезла из кровати и отправилась на звук. Взглянув на определитель, почувствовала, как сжалось сердце. Никита. Не отвечая на звонок, она уже знала, что он скажет. Последние покупатели хотят купить ее Двенадцать сосен. Игра проиграна.

 

- Кристина, добрый день! Есть хорошая новость…

- Семья, которая смотрела вчера, хочет купить мой дом, - закончила она за него, почему-то подумав, что не выдержит, если он скажет это первым. Уж лучше она сама.

- Да, верно. Сегодня они собираются внести аванс, вам нужно будет подъехать для подписания документов.

- Каких документов?

- Наших внутренних. Согласование цены, наших комиссионных и …

- Я сегодня не могу, - выпалила Кристина, даже не успев подумать. – Заболела, извините.

Она поймала за хвост мысль о том, что не может никуда поехать. Нет денег на электричку и метро. Бензин тоже закончился. Она покачала головой. Вот, дожила.

- Но что делать? Мне тогда придется приехать к вам, а я сегодня занят.

- Давайте завтра, - обрадовалась Кристина. – К тому же завтра… - она замялась, сама не зная, как продолжить.

- Что завтра?

- Ну я буду себя лучше чувствовать. Наверно.

- И вы сможете подъехать к нам в агентство?

- Давайте созвонимся, - Кристина испытывала желание отделаться от навязчивого агента, чтобы остаться одной.

 

На ее счастье Никите кто-то позвонил по второй линии, и, воспользовавшись этим, она быстро выключила телефон и устало, словно не спала ночью, снова опустилась на кровать.

 

Итак, свершилось. Здесь, в ее доме, будут жить совершенно другие люди.

 

А она… Они с мамой снова окажутся на улице. Кристине вдруг отчаянно захотелось курить. Сигарета принесла бы хоть маленькое, но облегчение. Или кофе. Чашка ароматного кофе из кофемашины. Впрочем, она согласилась бы и на чай, которого тоже не было. Она пила горячую воду с вареньем из черной смородины, но банка уже пуста.

 

Посидев немного, Кристина решила умыться. Потом медленно, держась за перила, спустилась вниз и начала обзор кухонных ящиков. Может быть, где-нибудь завалился пакетик чая или кофе, который она не заметила? Ей всего лишь нужно выпить чаю и подумать. Немножко горячей жидкости, чтобы примириться с мыслью о том, что Двенадцать сосен… Сердце сжалось в груди, колотясь о ребра. Продать Двенадцать сосен невозможно. Об этом лучше не думать. Или после чая. Она должна найти пакетик. Очень хочется чаю.

 

Она выбрасывала прямо на пол то, что осталось от продуктов. Нашла пачку зеленых макарон. Но чая не было. Она яростно схватила пакет с пшенкой, прорвала ногтем бумагу, зерна рассыпались по полу.

 

Раздался звонок домофона. Она никого не ждет. Если это очередные покупатели, которых привлек баннер, пусть убираются к черту. Нет сил ни с кем разговаривать. Звонок настойчиво лез в уши, и она заткнула их пальцами. Она никому не будет открывать. Очень хочется чаю. Зеленого с жасмином. Она неожиданно ощутила его вкус во рту. Кристина тупо смотрела на рассыпанное пшено. Обнаружила, что пол на кухне очень грязный. Как давно она убиралась? Звук изменился. Она опустила руки и услышала, что кто-то колотит в дверь. А это означало, что некто перелез через забор и это явно не покупатель. Черт бы всех побрал. Звук в дверь стал настойчивее, ей показалось, она услышала свое имя. Наверно, что-то случилось. Она выглянула в окно, но никого не увидела. Раздраженно подошла к двери и отперла.

 

На крыльце стоял Витька.

 

- Кристина!

 

Он потянулся к ней, но она отступила на шаг, не веря появившемуся перед ней реальному образу. Она похоронила Витьку в своих мыслях и на страницах исповеди. Откуда он, вообще, взялся? Может, это очередной галюник? Некоторое время они молча смотрели друг на друга, и по его удивленному взгляду она поняла, как должно быть ужасно выглядит в длинной до колен футболке, которую носила вместо халата с растрепанными волосами. Герой-любовник привык видеть совсем другой образ любовницы.

 



Лисицына Татьяна

Отредактировано: 10.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться