Любовь с привкусом проклятья

Текст headset Аудио

Глава 4

Вот уже два часа, как я слушала нудное повествование Филина о строительстве замка. Он упоминал даты, сыпал именами и говорил, говорил, говорил… Это утомляло.

— А сто пятнадцать лет назад, когда у левой башни появилась течь в крыше, вызвали мастеров. Эти доблестные люди прибыли издалека, имея при себе лишь легкие инструменты, такие, например, как…

Вдруг в коридоре послышались голоса. Я напряглась. Неужели граф с гостьей соизволили нарушить уединение? Так и есть.

Филин сразу подобрался и завершил длинную лекцию совершенно неуместным:

— И с тех пор, как вы заметили, в замке все хорошо.

— Да уж, заметила.

Дверь в зал была открыта, поэтому сан Венте просто не мог проскользнуть мимо незамеченным. Если честно, именно из-за этого я и просидела тут столько времени, не делая попыток уйти. Болтовню чародея можно потерпеть, а вот увидеть собственными глазами жениха дорогого стоит…

— Милорд! — Филин поднялся навстречу хозяину. — Я как раз рассказывал миледи историю нашего края.

— Весьма познавательно. — Сан Венте вошел в помещение. Темные глаза блестели, правая щека подрагивала, заставляя шрамы исполнять чудовищный танец, а руки то и дело сжимались в кулаки. — Спасибо и можешь быть свободен.

— Как скажете. — Чародей кивнул и перевел взор на красавицу Виталлески. — Чудесно выглядите, княгиня!

— Иди прочь, подхалим, — устало улыбнулась она. — И поторопи прислугу, пусть приготовят комнату. Задержусь на пару дней, так и быть.

Филин ушел, а граф с гостьей уселись на диван. На один уютный диван. Рядом.

Я нахмурилась и пересчитала сидячие места: оставались свободными еще четыре кресла, небольшая софа и несколько стульев подле окна, но нет, им было угодно сесть вместе.

— Ужасное время года, — княгиня повернула голову к камину, — терпеть не могу холод.

— Жара еще хуже, — ответил сан Венте, потирая щеку. От этого движения шрамы натянулись и забелели.

— Нет.

— Да. Летом ты приезжаешь чаще.

— Ох, Грег! — красавица сморщила носик. — Скажешь тоже! Я торопилась сообщить новость, а ты недоволен. Подумаешь, не предупредила, и что с того?

— Не люблю неожиданностей, — холодно ответил сан Венте.

— А я, наоборот, люблю. С неожиданностями легче живется. — Она вдруг обернулась ко мне. — Не правда ли?

Я неопределенно пожала плечами. Гостья нервировала.

— Грег, смотрю, ты совсем запугал невесту. — Красотка погладила моего жениха по плечу. — Может, все-таки познакомишь нас?

Мужчина поджал губы и с явной неохотой ответил:

— Как понимаю, этого не избежать. Что же, позволь представить Эрину Шейо, будущую графиню сан Венте. А это — Милада Виталлески, являющаяся, к несчастью, моей старшей сестрой.

— Почему к несчастью? — возмутилась она.

— Потому что у нормальных людей вполне приличные родственники и только мне досталась ты, — проворчал он, впрочем, совершенно незлобиво.

Женщина улыбнулась, а я удивленно раскрыла глаза. Сестра? Непосредственная, изящная, с редкой красотой и приятной улыбкой, она была полной противоположностью графа. Никто бы и представить не мог, что их связывают кровные узы.

— Не жалуйся, Грег, родню не выбирают. — Виталлески пересела ко мне поближе. — А вы не бойтесь этого неотесанного чурбана, милая. Он только с виду кажется букой, на самом деле под черствой и корявой кожей скрывается вполне приличное сердце.

— Звучит так, будто ты собралась меня препарировать, — буркнул сан Венте.

— Всего лишь пытаюсь добавить образу пару симпатичных деталей.

— Не старайся, это бессмысленно, — непонятно усмехнулся он и, встретившись со мной взором, отвернулся.

А я вдруг почувствовала себя неуютно.

— Стало быть, дорогая будущая сноха, — княгиня чуть склонила голову, — вы последняя представительница семейства Шейо?

— Да.

— Любопытно, — она мельком посмотрела на брата, — очень любопытно. И наверняка, как добропорядочная девушка, носите при себе знак рода? Не могли бы показать? Я, к своему стыду, ни разу его не встречала.

Я пожала плечами и чуть вздернула рукав, оголяя серебряный браслет с изображением черного солнца.

— Надо же… белое и черное, свет и тьма, ночь и день, — прошептала Виталлески. — Как символично.

— Это солнечное затмение, — пояснила я. — Первый Шейо родился в минуты черного солнца. Говорят, это принесло ему счастье.

— Неужели? — Ее губы дрогнули. — Иногда нам всем так не хватает счастья и спокойствия. Правда, Грегорио?

Но граф ничего не ответил, он сверлил меня взглядом, в котором было все что угодно, но только не спокойствие.

 

***

 

Княгиня рано ушла отдыхать, я засобиралась вслед за ней. Почему-то оставаться наедине с будущим супругом не хотелось.

Но стоило вернуться в комнату, как с ужасом поняла, что браслет пропал. Видимо, слетел, пока демонстрировала его Виталлески. И с чего вдруг такой интерес к простому, казалось бы, предмету? Все девушки до замужества носят родовой знак, а после — знак супруга. Вон у той же княгини на груди красуется брошь в виде алого мака — без сомнения, это метка княжеского семейства.

Я посетовала на собственную косорукость (надо же потерять такую вещицу) и вернулась к каминному залу, но уже в коридоре поняла, что вновь стала свидетелем чужой беседы…

— Госпожа Шейо очень волновалась, — послышался голос Филина. — И даже собиралась наведаться в кабинет, я едва успел остановить.

— Не болтай много, лучше закрой дверь, — сан Венте закашлял. — И дай скорее зелье. О боги, с каждым разом все труднее…

— Не волнуйтесь, поблизости никого нет, невеста ушла в комнату, я лично проследил. Да и вам бы не мешало отдохнуть.

— Так и сделаю, сегодня только сон и никаких экспериментов.

— А как ритуал?

— Помог, как видишь. Должно хватить до лета.

— А раньше хватало на год, — раздался звон склянок. — Не думал, что княгиня приедет посреди зимы.



Наталья Жарова

Отредактировано: 05.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться