Любовь Со Вкусом Пламени И Льда

Размер шрифта: - +

Глава 4

Зима вступила в свои права. К деду Есею я бегала через день. Рано утром вставала, и под звездами еще темного неба, бежала доить корову, чистить хлев, варить еду на два дня, прибрать в доме, а между делом поговорить со стариком, выпить с ним горячего чая с душистым медом. На все это уходило часа четыре, но к десяти утра я бежала уже обратно домой, чтобы к одиннадцати сесть за стол и начать заниматься с учителем. Мы составили с ним расписание уроков и предметов, которые предстоит выучить. Здесь даже был этикет! И после грамматики – риторика! А еще математика, физика природы, животные и твари мира, история магии, язык Высоких гор, рунное письмо… Да мне плохо стало, когда я увидела два десятка книг, стопку тетрадей, какие-то линейки и связку карандашей на крыльце дома. Там же была корзина с продуктами. Такие корзинки появлялись через день у нашего порога. Хлеб, сыр, буженина, крынка молока, масло, а иногда даже пара необычных для нас десертов-пирожных с завитками из крема, который таял во рту. Я поинтересовалась у мага, откуда такое богатство он находит в лесу, и получила ответ:

- Это одно из условий проклятия! Я не буду ни в чем нуждаться все годы своего заточения, любое моё желание будет исполнено, кроме…, - тут маг на секунду запнулся, но все же сказал. – Кроме любви. Я не могу желать любви, просить её для себя.

- А если вас полюбят без вашей просьбы? Что тогда? Вдруг это и есть условие снятия проклятия?

- Не знаю, девочка. Но сейчас я получаю все, что мне надо.

Сначала было очень тяжело. Оказалось, что в книгах и учебниках я не понимаю значение очень многих слов. Да их просто никогда и никто не произносил в моем присутствии! Откуда мне знать, что такое интерполяция или телепортация. Одни слова поясняла мама, а некоторые пришлось спрашивать у мага, после чего в моем арсенале оказался толстый справочник по толкованию слов.

Постепенно я привыкла к заданному ритму своей жизни, а узнавание нового приводило иногда в бурный восторг, как будто я сама делала эти открытия. Сейчас наша горница напоминала комнату студенческого общежития, так выразилась мама, указав на стопку тетрадей на столе, разложенные книги по лавкам и на кровати. Мы так привыкли, что к нам никогда и никто не приходит, что ничего не прятали, а надо было!

Во время очередного занятия, когда я как раз сидела, задумавшись над задачей, дверь скрипнула, и в дом вошел мой дядя Гнат. Отряхнув снег с тулупа, он выпрямился, поднял голову и оглядел горницу. Я быстро выскочила из-за стола и встала, заслоняя на столе тетради и книги. А мама накинула на кровать свой платок, который собиралась повязать, чтобы прикрыть лежащий там учебник.

Гнат молчал, видимо осмысливая увиденное, а потом протянул:

- Вот, решил заглянуть к вам, живы ли? Бабы давно Малинку не видят, разговоры пошли, что сгинули вы из села. Правда, моя Ладка встречает её, но все по огородам пробегающую… А у вас тут что? – перешел мужик с объяснения на вопрос.

- Малину решила обучать, - ответила мама. – Я сама училась, и отец её грамотным был, так что его дочери отставать не следует.

Гнат басовито заржал:

- Насмешила, право! К чему ей уметь читать, да еще и писать в деревне?! Ей о замужестве думать надо. Вот за этим и пришел.

- О каком замужестве мне думать? – перебила я дядьку, а у самой холодок по спине прошел от недоброго предчувствия, а в голове прозвучал недовольный голос учителя, спрашивающего, почему я неизвестно о чем думаю, а задачу не решила.

- Не с тобой говорят, - ответил мне Гнат, и обратился к матушке. – Ты, Рина, подумай хорошенько. Твоей дочери никогда доброго жениха не сыскать, приданного у неё нет, испортила ты своим проступком судьбу Малины, а ведь ей уже шестнадцать годков минуло.

- Рано моей дочери еще замуж, - резко ответила мама. – Сам посмотри, по виду еще ребенок.

- Погоди, сестра, - в голосе дяди послышались уговаривающие интонации. – В нашей деревне она же бесприютной останется, старой девой. И кто о ней позаботится?

- Уж не ты ли взялся проявить заботу о Малине, как в своё время проявил её ко мне? Очередного вдовца-старичка ей присмотрел, которому дармовая работница понадобилась?! – по тону было понятно, что мама злится.

- А хотя бы и так! – голос Гната зазвучал резче, а в моей голове говорил маг: « Что у вас за разборки! Кого отдать замуж за старика?». «Меня», - ответила и попыталась поставить ментальный щит, потому что не хотелось отвлекаться от беседы мамы и дяди.

- Да и не стар он! – продолжал мужчина. – Моих годков. А я себя стариком не чувствую, еще – ого! Могу любую девку под себя подмять! Но самое главное, детей у него нет, а отец с матерью уже свой век отживают. Малинка хозяйкой в доме будет.

- Вот и отдавал бы за него свою Улу, - ответила мама на расхваливания жениха. – На приданном бы сэкономил.

- Уле еще только пятнадцать, еще годик-второй в девках походит, а там и ей жениха сыщем.

- А что этот жених в своей деревне невесту не найдет? – спросила мама. – Или у них невесты все вывелись, или вдовушек нет?

- Так тут такое дело, - замялся дядька. – Все отказываются, говорят, проклятие на нем. Уже третью жену схоронил. А Малинке бояться не стоит, проклятие к проклятию не липнет. Он к ведунье одной ездил, вот она ему и посоветовала найти такую девушку, которую несчастья по жизни сопровождают. А кто в нашей деревне несчастнее твоей дочери? Только ты сама, да на невесту не тянешь все равно. Я ему Малину и присоветовал.



Вера Наумова

Отредактировано: 15.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться