Любовь в Академии Магии

Глава 8. Ну, здравствуй, новая жизнь

Люба собирала «свои» вещи в одиночестве. Её соседка, Эстель, оборотниха, была на парах, и никто пока не лез к ней с расспросами, что, в принципе, радовало. Женщина не была готова к «прямому контакту», несмотря на то, что в сети уже даже переписывалась и с соседкой, и со старостой группы, тот жалел, что не будет больше отличницы, на которую можно повесить часть ответственности за курсовые, и даже с мамой. Последнее было самым тяжелым. Со своей матерью у Любови Павловны не было доверительных отношений, а тут на неё вылился такой поток вопросов, переживаний и любви, что она испугалась. И не знала, как себя вести, поэтому просто поставила маму Леи перед фактом, что ничего не помнит, даже родителей. А та сказала, что их сразу оповестили, и отец уже хотел забрать непутевую дочь, но мистер Аларион запретил, ведь, до того как студентка не очнется и не вернется ректор, речи об отъезде быть не может. И теперь, папа в ярости, что непутевая дочь, так и не избавилась от своего ужасного дара и не выйдет замуж, как он того хотел.

Оказалось, что с виду тихая Леа, в свое время не без маминой помощи сбежала из отчего дома в Академию от навязанного папой брака. Тот горел желанием породниться с семьей лучшего друга, и мнение будущих «молодоженов» мужчин не волновало. Но в итоге, девушка удрала получать магическое образование, парень теперь служил на границе, встретил там любовь и даже собирался связать себя узами брака.

– Все же судьба и на краю света найдет. Надеюсь, когда-нибудь меня моя и в этом мире отыщет, – вздохнула женщина, припоминая все свои неудачные романы. – В любом случае нет смысла кидаться в омут с головой, теперь у меня впереди ни одна сотня лет, – этот факт её несомненно радовал.

В дверь постучали, и сердце Любы убежало в пятки. В коридоре обнаружилась внушительная дама. Высокая и с невероятными объемами во всех положенных и не очень местах. Про таких говорят: «Два на полтора».

– Леа, здравствуй. Ты собрала вещи? – Дама посмотрела на землянку, стоящую с открытым ртом и тяжело вздохнула. – Авалон, отомри! Это я, комендант Брайтис. Понимаю, что ты после стычки с Фламе все мозги растеряла, но не до такой же степени?

Любовь Павловна сменила удивление на своем лице на восхищение, во-первых, это была  первая гоблинша, которую она видела, а во-вторых, с комендантами нужно дружить.

– Простите, комендант, ничего не помню.

– Совсем? – недоумению этой великанши не было предела. – Какой ужас. Тогда понятно, почему первый курс. Хоть как читать-писать не забыла?

– Нет, все эти навыки остались. А вот никого не помню, и ничего из того, что происходило в моей жизни до лазарета.

– Бедная ты моя. Ничего. Справишься. И не с таким уже справлялась, хоть и тихоня, характер боевой. Пойдем, Леа, провожу тебя в твою новую комнату. И карту дам с маячком, чтобы не заблудилась.

– Спасибо, комендант Брайтис.

– Эх, а раньше матушкой Бра меня звала, и взаправду ведь ничего не помнишь, – Любе даже стыдно стало перед этой замечательной женщиной.

Как-то так повелось, что первокурсники занимали второй и третий этажи студенческого крыла, именно на них располагались комнаты-изоляторы, то есть рассчитанные на одного и снабженные поглотителями любых магических вспышек с диапазоном силы более разрешенных. Это было сделано исключительно для безопасности студентов, ведь многие не умели контролировать свой дар, так как в основном он просыпался ближе к совершеннолетию, вернее с семнадцати до двадцати пяти лет формировался уровень магического дара, а потому все могло случиться, даже самый слабый дар при настройке конструкта в ауре мог сорваться. Все это Любовь Павловна вычитала на официальном сайте Академии. Первый этаж этого крыла был отдан завхозу со складом и коменданту, а с четвертого по седьмой этаж занимали второй, третий, четвертый и пятый курсы. Шестой курс проходил практику весь год, поэтому им предоставляли небольшой коттедж на время экзаменов и защиты диплома, они у всех факультетов проходили в разное время, потому одного домика вполне хватало.

Сначала Люба не могла понять, как это так этаж один, но на нем помещаются аж четыре факультета: стихийников, некров, менталистов и бытовиков. А потом узнала страшное слово, пространственная магия, доступная только артефакторам, благодаря сложным магустройствам, и магам с невероятной силой, что могли иметь свой собственный пространственный карман.

Получается вход один, а выхода четыре, или наоборот, смотря с какой стороны посмотреть. Для женщины все это было пока сложно, тем более, когда лекарь провожал её из лазарета, она даже и не заостряла внимания на то, где они идут, только на то, как вокруг красиво.

Её поражали многочисленные светильники, висящие в воздухе и светящиеся сами по себе, гобелены, резьба по камню. Люба с радостью впитывала атмосферу старины и монументальности. «Как в старейших университетах Земли», – думала она. – «Из каждого угла веет тайнами и знаниями, или тайными знаниями». В душе она даже поблагодарила эльфа за то, что он провел её самыми пустыми коридорами во время пар. Сталкиваться со студентами ей было страшно. Но вот по пути к жилью первокурсников несколько человек, а может и не совсем человек встретилось. Видимо не очень знакомых, так как они просто кивнули Любе и пошли по своим делам. Хотя, может они испугались гоблинши?

– Вот это твоя, – комендант уверено повернула ключ и толкнула дверь. Узкая комната-пенал с одним окном, односпальной кроватью, шкафом и столом не сильно отличалась от того, что она увидела на шестом этаже, где собирала вещи. Только места там было больше раза в три и впечатления унылости обстановка не оставляла. – Не расстраивайся, чуть приукрасишь, и все хорошо будет. Вот держи, это белье, дядюшка Том передал, – комендантша хмыкнула. – Завхоз Кирзак. Не боись. Вспомнишь. Держи ещё карту. Если быстро все сделаешь, то после ректора и на обед успеешь. А не успеешь, заходи ко мне. Хоть отваром напою, – улыбнулась комендантша, хлопнула Любу по плечу так, что та крякнула, и ушла с довольной улыбкой.



Анна Митро

Отредактировано: 20.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться