Любовь в Академии Магии

Глава 10. Серому волку до лампочки, какого цвета шапочка

Любовь Павловна распекая себя мысленно последними словами за воздействие на младшего брата ректора, возможно, менее устойчивого к её чарам, открыла расписание.

«Медитация, физподготовка, теория магии, основы стихийной магии, основы и практика ментальной магии, история, основы бытовой магии, лекарское дело-первая помощь, простейшие артефакты. Слова-то вроде все знакомые, а вот что под ними подразумевается, как говорили мои ученики, я хз», – думала женщина, пробегая взглядом по строчкам.

За этими размышлениями она не заметила, как в кабинет кто-то вошел.

– Кхм, вызывали ректор Ассгейр, – раздался мужской голос с хрипотцой и раскатистым «р» за спиной у Любы.

– Да, магистр Делавар. Это ваша новая подопечная, мисс Авалон.

– Выгоревшая после стычки с виконтом? – последнее слово он процедил сквозь зубы, отчего Люба поняла, что мужчина не в восторге от дракона.

– Она у нас девушка исключительная. Не выгорела, а обрела другой дар, – хмыкнул ректор, а Любовь подумала, что даже два, но почему-то о первом демон этому мужчине говорить не стал. И ей, наверное, стоит промолчать. – Это ваш куратор, магистр Шаен Делавар, оборотень-волк, потому я, надеюсь, вы помните наш разговор о расах и их специфике.

Ректор, я, конечно, вас уважаю, но мне, кажется, подобные комментарии не уместны в приличном обществе, – прорычал крупный мужчина, казавшийся хищником даже в человеческом обличии.

– Здравствуйте, магистр Делавар, – доброжелательно поздоровалась землянка, транслируя в его сторону «ты да я – лучшие друзья» и надеясь, что это сработает. – Ректор просто предупреждал меня, что у каждой расы свое определение «норм поведения» и чтобы я была предельно осторожной, пока не вольюсь в коллектив, так как после инцидента у меня некоторые в провалы в памяти.

– Кхм, – улыбнулся ректор, довольный реакцией студентки. – Вы очень некорректно выразились, мисс Авалон, описывая свою проблему. Я же говорил, Делавар, мисс даже не помнила своё имя, хотя при этом как писать и читать она не забыла. Аларион утверждает, что в его практике были подобные случаи, никто и никогда не знает, как на разуме может отразиться выгорание.

– Я вас понял, ректор. Что вы хотите от меня? – оборотню явно не нравилось назначение, тем более его редко подводил нюх, а девушка отчетливо пахла неприятностями, хотя и удивительным образом располагала к себе.

– Помочь ей адаптироваться и проконтролировать обучение. И еще, мисс, подождите куратора снаружи, – Люба удивленно кивнула и вышла из кабинета. – Шаен, присмотри за ней. Дар у девчонки редкий, для империи может быть на удивление полезным, но эта стычка с Ульрихом. Своему брату внушение я сделал, он против моей воли не пойдет, дракон же может повестись на речи этой белобрысой интриганки Клоуз. Когда ж они уже отправятся на практику и я смогу вздохнуть спокойно?

– Эспен, она настолько важна? – заинтересовался волк.

– Меня редко обманывает чутье, тени говорят, что она будет полезна империи. А уж каким образом, не важно. Помоги ей освоиться и пережить еще год, пока я эту троицу не отправлю на границу. Потом она справится сама.

– Хорошо, – оборотень кивнул и вышел к своей подопечной. – Ну что, пойдем? Ты ела?

– Нет, куратор Делавар, – Люба снова усиленно внушала, что она белая и пушистая, и вообще замечательная, так что проникнитесь дружескими, да что там дружескими, братскими чувствами, зачем мелочиться, мистер Делавар.

– Когда рядом никого нет, просто Шаен, – улыбнулся оборотень, думая, что девчонка достаточно милая и ей можно дать шанс, а не быть извергом, да измываться, как он это обычно делает со своими студиозами. – Тогда идем в столовую, все равно ты не помнишь, где она находится, а правильное питание залог хорошей физической и умственной активности.

– Как скажешь, Шаен, я – Леа, – ответила ему приветливой улыбкой Любовь Павловна, хотя тараканы в её голове открывали шампанское и запускали салюты с криками: «Получилось! Он наш!».



Анна Митро

Отредактировано: 20.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться