Любовь в Академии Магии

Глава 7. Общаться с голым демоном то еще удовольствие

«– Что нужно делать, когда к вам подходит мужчина?

– Кричать: «Караул», и бежать.

– А если он красив и занимает не последнее положение в обществе?

– Кричать: «Я ваша», и запрыгивать на руки?

– Нет, бежать, молча и быстро!»

Сердце Любовь Павловны ушло в пятки, стоило ей оказаться в излишней близости от ректора и взглянуть в его темные глаза. А в голове упорно крутились строчки из песни Насти Каменских и Потапа: «Как ты не крути, нам не по пути, мы с тобой не пара, прости».

Демон вдруг стал сначала растерянным, потом обиженным, но взял себя в руки и серьезным лицом посмотрел на женщину.

– Мисс Леа, вы что-нибудь сейчас делаете?

– Не-е-ет…

– А о чем вы сейчас думаете?

– Та-а-ак, песенку пою…

– А о чем песенка? – заулыбался мистер Ассгейр.

– О превратностях судьбы, классовом неравенстве и возможности-невозможности романтических отношений между разными социальными слоями, – выдала Люба и зажмурилась.

– Ого, – это все на что хватило поставленного в тупик ректора. – Не думал, что мои студентки умеют так выражаться.

– А что, думали, мы только любовь, морковь и платьице можем? – пошла в наступление землянка, у которой взыграла женская солидарность.

– Вижу, что нет. Но мы не о том. Я, кажется, какой дар у вас есть мисс Авалон.

– Так вы уже сказали, воздействие на материальный мир, я что-то вроде живого философского камня с расширенным спектром действия, – уныло сказала Люба, понимая, что с таки возможностями её могут просто засунуть куда-нибудь и заставить работать на правительство. Например, превращать мусор в золото. С другой стороны, с таким даром ей любая тюрьма нипочем.

– А ещё, Леа, вы воздействуете на эмоции. Только я пока не понял как, но у нас впереди долгие годы обучения, которые я с радостью потрачу на изучение этой загадки, – маниакальный огонек в глазах ректора напугал Любовь Павловну. – Но это будет нашей маленькой тайной.

– А может я на вас нашлю какие-нибудь чувства и вы передумаете? – с надеждой произнесла она.

– Мне, конечно, требуется больше статистических данных, куколка, но судя по влиянию на Гесриэля и меня, твое влияние не равноценно и будит расовые инстинкты заложенные в нас природой. Эльфы всегда заботятся о своей паре, окружают её комфортом, а демоны, – он оскалился жуткой улыбкой. – Демоны очень страстные собственники, потому вызывая во мне симпатию, ты, куколка, рискуешь вызвать чрезмерное желание. И если не хочешь быть закрытой в спальне вдали от всего мира, не думай о «любви» рядом с представителями моего народа или драконами. Хотя оборотни с вампирами тоже могут спрятать свою пару от всего мира.

– Это же ужасно! Как пещерные люди какие-то! – Возмущению Любовь Павловны не было предела.

– Это жизнь, мисс Авалон. Не сказка. Она не будет в розовых тонах или справедливой. Хотите жить счастливо? Учитесь и боритесь за свое счастье! – рыкнул на неё демон. – Я займусь вами лично. Сегодня ещё отлежитесь здесь, а завтра вернетесь в свою комнату, соберете вещи и переедете на первый курс. После зайдете ко мне, заберете новой расписание и познакомитесь с новым куратором, – он был так спокоен и строг, но этот ректор Любе нравился больше, чем мужчина, страстно её целовавший. Этот казался безопаснее.

Тут вернулся лекарь, он оценил взглядом женщину на предмет неведомых повреждений, вздохнул с облегчением, не увидев оных, и отдал костюм демону.

И вскоре Люба осталась одна в полном душевом раздрае.

– Ощущение, будто меня наизнанку вывернули. С другой стороны, хоть приставать не будет. Но вот почему он не смог прочитать меня и узнать, что я не Леа? Не важно. Главное, завтра я вступаю в новую жизнь и мне нужно быть готовой. А я не знаю, к чему готовиться…

Любовь Павловна вновь засела за визор, пытаясь запомнить одногруппников и знакомых, с которыми её предшественница общалась по магсети. Пытаюсь понять, кто ей друг, а кто враг. Первых было мало, вторых как таковых тоже. Только из-за повышенного внимания дракона от неё старались держаться подальше.

– Надеюсь, после разговора с ректором и ты, Ульрих Фламе, будешь обходить меня стороной, – сказала она фотографии молодого человека в визоре. – Будь я глупее и моложе лет на двадцать, то могла бы даже влюбиться. Хорош же, чертяка. Но я взрослая женщина, и меня не волнуют самовлюбленные малолетние хлыщи.



Анна Митро

Отредактировано: 20.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться