Любовь в килобайтах

Размер шрифта: - +

Глава 11

   Она испугалась, когда впервые увидела его на фотографии.

   Нет, ну а что ты думала, Кира, что у Виктора в реале внешность эльфийской принцессы? Не смеши свои тапочки! Кстати, где они? Вечно разбегаются кто куда... Она и в самом деле пошарила босой ступней у табурета, но наткнулась только на пару носков и оброненную пилочку для ногтей. Надо бы еще на кухню за чаем сбегать... И в магазин за булочкой... Так, Кира, опять пытаешься сбежать от действительности? Ты же сама не далее как неделю назад вздыхала под исполинскими розовыми грибами и черными деревьями Протеарианы, глядя на профиль его прекрасной эльфийки, все мечтала реального Виктора посмотреть, так вот - ю-ху! - мечты сбываются. Любуйся!

   Девушка стрельнула взглядом в монитор.
   Коннор с Аликой таки устроили на форуме легиона «Роза и Меч» конкурс красоты и, в качестве примера и мотивации к действию, первыми выложили собственные мордашки, к слову, набравшие уже штук по десять лайков. Кира пристально вглядывалась в цветные изображения ребят, пытаясь в рисунке лица и фигуры рассмотреть свои первые впечатления о каждом. Видеть их настоящими было... непривычно. Именно непривычно, потому что за несколько месяцев игры в кириной голове голос, например, Коннора прочно связался с образом рыжего синеглазого парня с улыбкой, словно из рекламы стоматологических услуг. С Аликой сложнее, потому что в рамках игры они практически не пересекались. Во-первых, в силу нечаянно обретенного «проклятия Ретаны», Кира редко появлялась в легионовской резиденции Кармарайна на общих собраниях. Во-вторых, топ-лекарь легиона пользовалась дикой популярностью и практически не вылезала из подземелий, куда ее звали наперебой и с песнями. Поэтому впечатление о ней можно было сложить исключительно по многочисленному флуду в лег-чате. Алика казалась задорной жизнерадостной девчонкой без каких-либо жизненных трудностей, немного тщеславной, немного честолюбивой - как раз такой, какой должна быть обычная девушка двадцати с хвостиком лет. Кира с легкой завистью изучала фотографии Алики. «Анжелики» - поправилась она, перейдя по ссылке на хостинг сохраненных изображений. Бывают же на свете такие красавицы! На снимках яркая сероглазая брюнетка улыбалась в объектив камеры с пляжей экзотического курорта, прижимая к груди то цветное развевающееся парео, то огромный кокос с коктейльным зонтиком, то пальмовую ветку. Вот она идет босиком по берегу моря, оставляя за собой цепочку влажных следов на песке. Вот, смеясь во все тридцать два белоснежных зуба, держит на вытянутой руке солнышко, а на следующей фотографии в ярко-синем коротком платье с хитро завитыми волосами танцует с подружками в ночном клубе тоненькая, как кипарис. Что и говорить - красивая девушка. В ее загадочную полуулыбку, особенно здесь, когда она задумчиво сидит на камне с цветком в волосах, невозможно не влюбиться...

  «Сиськи маловаты, а так норм.» - Первый комментарий под Аликиными фотографиями был от Крекера.
  «Ничо так. - Писал Забор. - Выпить пивасика можно!»
  «Я бы вдул!» – Майли решил, что краткость – сестра таланта и осклабился смайлами, а Кира нахмурилась. «Норм, пивасика, вдул...» Парни комментировали так, словно они каждый день общались с десятью такими красавицами как Алика! Хотя, возможно, они просто стеснялись признаться в своем восхищении и нахальством пытались привлечь внимание легионовской целительницы.
  «Ох, Алика! Какие же красивые у тебя... глаза!» - Коннор как всегда в своей немного ироничной и шутливой манере намекает на легальную обнажёнку в купальнике.
  «Очень красивая и сексуальная женщина», - вердикт Виктора последний в комментариях, и от этих слов Кире становится и очень приятно, потому что кто-то, наконец, по достоинству оценил девчоночью красоту, и невыносимо тоскливо. Интересно, что бы случилось, выложи она свои фотки? Сказал бы хоть кто-нибудь про нее «красивая»? Ну или хотя бы «ничё так»... Кира еще раз перелистала Аликины фотографии, лайкнула все и перешла к следующему конкурсанту.

   Коннор. В миру - Денис Рогачёв. Он тоже хорош. В смысле, парень как парень. Не пухлый пельмеш, но и не два метра сухостоя. Есть намек на легкий пивной животик, но это ему, как ни странно, даже идет. Листая фотографии главы легиона, Кира улыбнулась. По-видимому, Коннор немного стеснялся своей внешности, потому что везде был в солнечных очках, и между ним и объективом камеры всегда находилась преграда, за которой можно частично укрыться: стойка бара, рекламный баннер, автомобиль или дерево. По мнению Киры, стеснялся он совершенно зря. Симпатичный парень, брюнет. Улыбка не такая, как у его игровой куклы, но тоже очень доброжелательная. Она приготовилась читать комментарий в стиле «Мало сисек! Я бы вдул!», но под изображением Дениса мерцали только ссылки на социальную сеть и ютьюб.

   Виктор оказался третьим и последним, кто отважился выложить свои фотографии на всеобщее обозрение, и их Кира рассматривала особенно жадно. Еще бы! Ей ужасно хотелось увидеть того, в кого она заочно влюбилась, даже толком не зная, парень это или девушка. Открыла альбом на весь экран и... нервно моргнула. Ассиметричные черты, профиль хищной птицы, тонкие губы, хмурый взгляд. Мышцы его лица были настолько напряжены, что, поймав тень на любительских снимках, придавали гротеска общему впечатлению.
   Стараясь не смотреть на его некрасивую физиономию, Кира тем не менее старательно изучала картинки. Они ей как раз нравились: драйвовые, стихийные, с ароматом приключений. Пожалуй, фотографии Виктора радовали даже больше, чем искусственно-гламурные - Алики. Вот он в катере на фоне ярко-синего неба, загорелые руки расслабленно лежат на поручне, за плечами полощется белый парус, несколько чаек в полете, пасмурный взгляд в объектив камеры, заходящее солнце подсвечивает недостатки лица. Вот он снова на том же паруснике, тянет канат и одновременно указывает на разноцветные паруса вдалеке. Здесь кто-то сфотографировал его издалека, и в кадре можно частично рассмотреть название яхты - "...тика". Декорации меняются, Виктор уже стоит на вершине горы. Красная футболка с портретом Че Гевары, бермуды цвета хаки, кроссовки и очки-авиаторы. Очки бликуют яркой синевой. Такой цвет бывает еще на крылышках синих стрекоз. То ли фотограф ему попался хороший, то ли просто удачный кадр, но на этой фотографии он стоял точно так же как там, на хребте Перемен - в стеблях золотистой травы и вполоборота к пламенеющему всеми цветами радуги небу... От этого воспоминания Киру бросило сначала в жар, затем в холод и она-таки отправилась на кухню за чаем.
  «Вот какие они в жизни - экранные нагибаторы.» - Думала она по дороге.



Элл ГМ

Отредактировано: 05.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться