Любовь в килобайтах

Размер шрифта: - +

Глава 4

 

В этом году осень усердно оплакивала отзвеневшее лето: птичьи трели в розовом утреннем золоте, теплую высоту небес, невесомое кружево облаков, шепот изумрудной листвы, радужную пестроту цветущих полей и лужаек. Промозглая сырость свалилась на город внезапно, как проверка из районо - в школу, где Денис Владимирович Рогачев пытался сеять доброе, вечное, светлое вопреки позиции государства и разыгравшейся вирусной инфекции. Государство намекало, что полоса безденежья может затянуться и советовало держаться. Вирус поднапрягся да и выкосил полдюжины бойцов из легиона учительской гвардии накануне проверки, и поэтому на работе у Дениса который день был аврал. По шесть уроков в классах с третьего по девятый, репетиция концерта с младшеклассниками ко дню учителя, классный час, родительское собрание… На ужин - проверка контрольных работ, перед сном – cоставление плана занятий на завтра, какая тут Киприда – доползти бы до кровати…

Вот и сейчас молодой человек в который раз засиделся в учительской, занятый оформлением электронного журнала и проверкой домашних заданий у 5-ой параллели. Засиделся он не один. Вместе с ним коротала вечер Фейрина Варвара Степановна, историк с тридцатилетним стажем, цербер в юбке, держащей в ежовых рукавицах все учебное заведение. В данный момент цербер зябко кутался в серый пуховый платок, подливал кипятка в чашку с чаем и с усердием отличницы что-то переписывал из ветхой, с коричневыми ломкими страницами, книги в новенькую тетрадь. Время от времени дама сверяла свои заметки с компьютером, даже что-то в нем клацала, но работать предпочитала по старинке – вручную. Предложение Дениса помочь отсканировать текст она встретила сухой благодарностью, одарила колючим взором волчицы и продолжила строчить свой гроссбух. По всей видимости, пожилая учительница в ожидании районо корпела над рабочей программой. Несколько методических пособий на ее столе и папки с громким названием «Календарно-тематическое планирование» выдавали с головой. «Вот что значит советское воспитание – человек привык жить по учебнику», - подумал Денис с присущим молодости превосходством, даже не подозревая о том, что у Варвары Степановны за столько лет преподавания методических программ и пособий разработано на каждый случай в школьной практике. А в учительской она осталась, чтобы понаблюдать за молодым коллегой, тем самым помочь себе воплотить в жизнь очередной гениальный план…

План Варвары Степановны был наивен до невозможности: она задумала не много не мало, а поженить Дениса с Леночкой Брынцаловой, учительницей русского языка и литературы. Сама Леночка о намерениях старшей коллеги не подозревала, а, узнав, наверняка бы обиделась и рассердилась, она не одобряла какого бы то ни было вмешательства в свою личную жизнь. Однако Варвара Степановна активных боевых действий предпринимать не спешила, предпочитая для начала изучить противника издалека и проанализировать возможные маневры. Леночка и Денис нравились ей по всем показателям: оба как на подбор образованны и фантастически красивы. В глазах – огонь, в голове - идеи просветительства, они будут идеальной парой. Если, конечно, не станут сопротивляться своей фортуне в ее, Варвары Степановны, лице.

Положение добровольной свахи осложнялось тем, что она ничего о Денисе Владимировиче не знала, кроме того, что он ответственный молодой специалист и отзывчивый коллега. Ведет себя сдержанно, близко к себе не подпускает, однако в жизни коллектива участвует. В то же время бравая учительница не замечала, чтобы Денис Владимирович отвлекался на долгие телефонные переговоры или торопился уйти с работы с букетом подмышкой. Значит, делала она приятный для задуманного плана вывод, близкой подруги или, как сейчас модно говорить, девушки, у него нет. Сегодняшний вечер, подвернувшийся как нельзя кстати, призван был убедить Варвару Степановну в своих подозрениях. Она уже третий час переписывала кулинарные рецепты в новый, подаренный племянницей, блокнот, изредка переключая внимание на раскладывание пасьянса в компьютере, и наблюдала за Денисом.

Сначала ничего особенного не происходило. Он сидел за столом, вдумчиво перелистывая тетради, потирал висок и правил ошибки. Раз в полчаса позволял себе кофепаузу. Выходил в коридор размять осанку от непрерывного сидения. И все это – в тишине, нарушаемой лишь клацаньем клавиатуры и шорохом страниц. Внезапный телефонный звонок показался в этом царстве молчания громом среди ясного дня.

«Моцарт», - умилилась учительница, узнав знакомые аккорды, мысленно повысив уровень расположения к Денису на 15%.
«Алика», - губы Дениса непроизвольно растянулись в улыбке. Он облегченно вздохнул, обрадовавшись возможности отвлечься от своего благородного, хоть и утомительно-однообразного, дела и отложил тетради в сторону. Работы оставалось немного, но час еще придется посидеть, а это значит, что о выходе в «Тайгерру» сегодня можно только мечтать.

- Привет, Коннор! – решительный голос Алики предвещал упрек. - Как заместитель главы легиона я беспокоюсь по поводу твоего продолжительного отсутствия! – Денис поморщился. Качественные динамики телефона позволяли невольной свидетельнице разговора, Варваре Степановне, со своего наблюдательного пункта слышать почти каждое слово. Денис об этой особенности своего мобильника знал, поэтому зачем-то прикрыв трубку ладонью, ответил громким шепотом:
- Привет, солнце. Со мной все норм, работы много. Подожди, я в коридор выйду, - и продолжил уже за дверью, - на Киприду сегодня не получится. И на следующей неделе тоже. Придется без меня обойтись. Ты уж там присмотри за «РиМом». («РиМ» - сокращенно от «Роза и Меч»)
- Поняли. Обойдемся, – в Аликином голосе звучит металл полководца, привыкшего брать на себя груз ответственности по управлению Легионом. - Попросим Глеба или Виктора потанковать. К тому же, если совсем беда, то я сама могу под Киприду встать со щитом, только нам еще один лекарь нужен будет… У нас в «РиМе» есть пара перспективных кандидатов… Одним словом, справимся как-нибудь! Ты-то куда пропал? Заболел, что ли?
- Душа моя, я болею, только если ты забудешь бросить на меня «Луч божественного света».
- Ты там смотри, держись, витамины ешь и не забывай хоть изредка появляться в сети.
- Я смотрю. Держусь, – Денис прислонился к подоконнику, разглядывая цветное панно на стене. - Вы там Горту со сбором фиандуира помогите, он, помню, жаловался, что ему его не хватает.
- Уже помогли. Обижаешь, я на автокликере фиандуир по ночам собираю, трясусь от ужаса, как бы кто не зарепортил как бота, спать из-за этого не могу… Ты на осаду-то придешь? В прошлый раз «Белые Барсы» едва не отняли наш Фрагранс, они здорово выросли за это время.
- Уж что-что, а Фрагранс мы пока не отдадим. Я планирую собрать наших мелколевельных и организовать им экскурсию на осаду. Будем у «Смитов» Амолиенту отбирать. «Смитам» досада, нашим малышам развлечение. Понюхают пороха, так сказать, испытают боевое крещение. Что скажешь?
- Отлично! Главное, чтобы в Амолиенте у «Смитов» их Фатаблинкер не явился в своем читерном перевоплощении. А так идея хорошая. Думаю, новичкам понравится, а то они совсем заскучали в своей ашрокской фауне. Сегодня же размещу объявление в нашей группе. Сбор назначим в субботу, в семь вечера, правильно?
- Да. В субботу, в семь вечера будет в самый раз.
Алика по привычке пожелала ему сладких снов и нажала «отбой». Молодой человек еще некоторое время задумчиво стоял у окна, изучая заставку мобильного, где стилизованные геометрические фигуры сплелись в невероятно запутанный узор. На пару минут Денис уступил место Коннору. Это Коннор стоял у окна, отсвечивая оранжевыми искрами комплекта брони, это в ушах Коннора еще звенел резковатый голос подруги, с каждой секундой растворяясь в глухой тишине школьных коридоров. Денис вздохнул, запустил пятерню в густую шапку кудрей, тряхнул головой, возвращаясь в реальность.



Элл ГМ

Отредактировано: 05.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться