Любовь в маленьком городе

Глава двадцатая

Было уже довольно поздно, когда Юля наконец-то отложила в сторону документы. Когда она вчера с таким остервенением демонстративно за них уселась, то и предположить не могла, что едва выкроит несколько часов на сон и даже позвонит Ольге, что не придёт на работу – чтобы разобраться со всем здесь. Проект оказался действительно сложным, и чтобы отточить все детали, Юле понадобился не один час, но зато теперь она была абсолютно довольна итогом своей работы.

Тяжело вздохнув, девушка встала, потянулась, пытаясь прогнать прочь боль, засевшую в теле, и поплелась в душ. Обычно вода отлично помогала от усталости, а Лебедева нынче чувствовала себя так, словно по ней проехался грузовик. Она стянула со стола мобильный, зная, что оставлять его далеко – большая ошибка, позвонить могут, даже когда она в ванной, не глядя положила его на полку у ванной, повесила одежду, в которой была, на крючок рядом с полотенцами и открутила кран.

Вода была прохладной, но на фоне жары, привычно царившей в квартире летом, казалась очень приятной. Юля получала удовольствие от струй, падающих на кожу едва ли не с лёгким шипением. Ей казалось, что вся усталость постепенно уходит, смывается с неё, оставляя за собой только что-то приятное.

Всё-таки, возможность избавиться от напряжения вот таким образом всегда приятно отличала работу дома от работы в офисе. Там никуда не денешься, и затёкшую шею не разомнёшь, и отвлечься тоже нельзя, если злое начальство постоянно торчит над головой.

Юлю начальство не волновало, впрочем. Сейчас она вообще не хотела думать ни о чём, по крайней мере, ни о чём серьёзном.

Холод подкрадывался откуда-то со стороны пола, медленно поднимался по ногам, потом скользил по спине и только тогда добирался до головы. Это означало, что пора выключать воду, вытираться и идти в кровать. Юля обычно так и делала, но сейчас, слишком утонув в собственных мыслях, забыла почему-то, что стоит под струями прохладной воды.

Зазвонил телефон, и девушка вздрогнула от неожиданности. Было уже поздно, она брала его с собой скорее по привычке, чем потому, что верила в чей-то звонок. Но любопытство взяло верх, и Юля потянулась к мобильному.

В тот миг, когда влажные, наскоро вытертые о висевшее рядом платье пальцы почти схватили мобильный телефон, стало темно. Юля почувствовала, как рука соскальзывает, а потом раздался жуткий грохот.

Звонок затих. Лебедева выключила воду, попыталась нашарить на дне ванной мобильный, но на самом деле не была уверена, разбился ли телефон или свалился ей под ноги.

Только теперь, в мраке, холод стал вполне реальным. Она чувствовала, как тот медленно поднимался вверх по её телу, сковывая движения и заставляя ежесекундно подрагивать. От мысли, что ни включить фен, чтобы просушить голову, ни даже просто свет, дабы найти тёплую надежду, она не сможет, Юле вдруг стало не по себе. Детский страх перед темнотой вернулся, и теперь она была готова поклясться, что кто-то медленно крался по её квартире.

Она завернулась в большое полотенце, выбралась из ванной и, шлёпая босыми ногами по полу, вышла из ванной. Найти тапочки тоже не предоставлялось возможным, а фантазия, впервые за долгое время разыгравшаяся не на шутку, уже рисовала чудовищ из-под кровати, собиравшихся прыгнуть на неё и разорвать на мелкие кусочки. Что за детские страхи! Вот только избавиться от них было не так уж и просто.

- Кто здесь? – опасливо переспросила девушка, но вместо ответа услышала, казалось, только приближающийся шелест.

Ладонь невольно потянулась к карману, где обычно лежал мобильный, вот только ни телефона, ни даже кармана на полотенце, разумеется, не оказалось. Она оглянулась, мысленно проклиная себя за то, что так плотно задёрнула шторы, вздрогнула, когда что-то пушистое потёрлось о ноги, и облегчённо вздохнула.

- Лотти, это ты, - облегчённо выдохнула Юля. – Я уж себе придумала…

Она склонилась, чтобы взять кошку, но в этот момент странный звук, будто бы кто-то поднимался по ступенькам внутри квартиры, повторился. Андрея не было дома, в этом Лебедева была уверена – она б услышала, как хлопнула его дверь, потому что ждала, даром, что увлечённая работой.

- Лотти, иди сюда! – встревоженно позвала она кошку. Шарлотта вновь мазнула пушистым хвостом по ногам, мяукнула, заглушая остатки посторонних звуков, наверное, чтобы успокоить хозяйку, и Юля дёрнулась за нею, порываясь наконец-то поймать паршивку и потискать – этого Лотти в отношении себя не допускала уже не первый день.

Но та, на удивление прыткая, рванулась к ступенькам, планируя всё-таки убежать к Андрею. Юля, пребывая в странном состоянии, сочетавшем веселье и раздражение, бросилась за нею, едва не упала в темноте собственной квартиры, но всё-таки схватила пушистую красавицу и подняла её в воздух.

Лотти протестующе замяукала, оказавшись у Юли на руках, принялась дёргать лапами. Первое неосторожное движение подарило Лебедевой царапину на плече, второе – на лице, третье – лишило её полотенца. Девушка почувствовала, как то скользит по бёдрам, а потом падает под ноги, а потом – зажмурилась от неожиданно включившегося света, но из-под полуприкрытых ресниц всё равно могла разглядеть мужской силуэт посреди своей комнаты.

Надо отдать должное, прежде чем завизжать, Юля заставила себя открыть глаза, признать в незваном госте Андрея, включить голову и понять, что, пока она была в душе, тот мог десять раз вернуться домой – ничего странного в его неожиданном прибытии домой нет. Скорее, удивляло то, что Яворский пришёл так поздно, но на то ведь были причины?

А потом, спустя секунду, когда Юля это поняла, до неё дошёл и другой факт – на ней не было ничего. Даже полотенца. Единственным прикрытием являлась кошка, но и та весьма старательно пыталась отправиться на вольные хлеба, выскользнув из хозяйских рук и оцарапав при этом Лебедеву с ног до головы.



Альма Либрем

Отредактировано: 18.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться