Любовь в мятеже

Размер шрифта: - +

Глава шестнадцатая

Глава шестнадцатая. Кипящий котёл

Утренний Карлайл встретил их вымершими улочками на окраине и бурлением тысячи тел в самом центре.

Ещё на въезде в город Мег заподозрила, что что-то не так. Через некоторое время до них донёсся рокот людских голосов, и Конор нахмурился. Выглянув в окошко, он спросил у Пипа, нельзя ли объехать толпу.

— Никак не объехать, — послышался равнодушный ответ Пипа. — Вы же сказали, в «Пса и кошечку» везти, а это прямо там, — видимо, он кивнул головой вперёд, откуда всё явственные слышались отдельные выкрики: в основном, «Да!», «Нет!» и «Верно!».

Конор раздражённо вздохнул и откинулся на сиденье, озабоченно посмотрев на Мег.

— Ты знаешь, что случилось? — спросила она.

— Откуда бы? На ум приходит только чья-то казнь, а это не то, что тебе стоит видеть.

— Я видела казнь однажды, в Плимуте, — призналась Мег, поёжившись. — То был отвратительный человек. Он убил свою жену и ничуть не раскаивался. Когда ему надевали петлю на шею, он сыпал угрозами и проклятиями...

— Вот видишь, ничего стоящего внимания. Не выглядывай.

Мег кивнула. Она действительно не пыталась подсмотреть, что происходит, но отгородиться от звуков не получалось. Чем ближе они подбирались к главной площади города, тем отчётливее становилась речь некого человека.

— Добрые жители Карлайла! — взывал он своим звучным голосом. — Почему вы позволяете вершиться столь непотребным делам в нашем городе? Почему позволяете грабить, убивать, насиловать? Позволяете марать отребью наш славный, благословенный город! Мы находимся между двумя огнями, мы часто были и есть свидетели войн и распрей, но мы выстояли все невзгоды и остались в лоне святой католической Церкви. Мы никогда не сдавались и не должны сдаваться сейчас. Это — наша земля! — Послышался одобрительный рёв. Мег удивлённо смотрела на Конора, который мрачнел на глазах. Похоже было, он уже понял, о чём ведёт речь говорящий. — Если мы позволим им ступать на нашу землю и безнаказанно вершить злодеяния, что останется от нашего города, что станет с нами? Кем вырастут наши дети, что впитают они с молоком матери? Мы должны подавать пример не только им, мы должны служить примером для нашей страны, для всего мира! Добрые, славные жители Карлайла! Остерегитесь! Настали тёмные времена. Враги повсюду. Забудьте о жалости и милосердии. Они их не заслуживают! Помните о бедах, что они приносят Англии, о бедах, что вошли в наш город с тех пор как этот...

Теперь крики стали настолько оглушительны, что Мег пришлось зажмуриться. Их экипаж остановился. Пип соскочил с козел и постучал к ним. Конор выглянул, о чём-то с ним переговорил и повернулся затем к Мег.

— Дальше не проехать. Зря мы сюда сунулись. Лучшая гостиница, называется! Кто их строит на центральной площади! — гневался Конор. — На задворках куда спокойнее и безопаснее. Сказал Пипу назад поворачивать.

Мег рассеянно кивнула. В этот же миг гул поутих, и речь возобновилась.

— ...с тех пор, как это шотландское отродье помышляет на улицах нашего города грабежами и насилием. Дьявол хитёр, и его прислужники наделены хитростью не меньшей. Ему долго удавалось скрываться от возмездия, но теперь кара падёт на его голову, как падёт на головы всех, кто станет угрожать нашему мирному существованию! Палач!

Снова стало шумно. Как поняла Мег, обвиняемого должны были вот-вот повесить.

— Кто это говорил? — дрогнувшим голосом поинтересовалась Мег, чтобы отвлечься и перестать ненароком прислушиваться к происходящему снаружи.

— Понятия не имею, но с таким лучше не связываться, — вынес вердикт Конор. — Шотландцам, по крайней мере.

— Но ведь это правда — то, что он сказал. Шотландцы правда бесчинствуют на границе, — осторожно заметила Мег, припоминая, что слышала об этом ещё с тех пор, как с семьёй только ехала в этот край. Их предупреждали, что на границе не спокойно.

— Тем не менее, не все шотландцы, — возразил Конор. — Люди любят обвинять всех представителей какого-нибудь народа, не правда ли?

Мег сразу поняла, что он клонит к провалившемуся мятежу ирландцев и намекает, главным образом, на неё.

— Я подозревала тебя не просто так, а на основании увиденного! — возмутилась она.

— На основании того, что ты хотела увидеть, — поправил Конор, фыркнув. — Забудем, дело давнее. Я часто сталкивался с несправедливостью к своему народу, поэтому...

Конец фразы заглушил поднявшийся шквал криков.

— Держи их! Держи!

— Это он! Это он!

— Что случилось? — прокричала Мег, высовываясь в окно.

Конор почти тут же затащил её обратно, но Мег уже успела заметить, что на эшафоте было пусто. Ни палача, ни обвиняемого. Через несколько минут они выбрались с площади, и можно было говорить, не повышая голос.

— Преступник сбежал! — ошеломлённо воскликнула Мег. — Как ему это удалось?

— У тебя никаких догадок нет? — криво улыбнулся Конор: так, как будто точно знал, кто спас обречённого и почему.

— Нет!

— Рыцарь в ночи — помнишь такого? Его почерк. Бахвалистый у юноши характер. И кому другому придёт в голову спасать чёрт знает кого?

— Джеймс? — ахнула Мег, во все глаза глядя на Конора. — Нет... нет, не думаю. Должно быть, какой-нибудь шотландец. Друг того, другого. Нет, точно не Джеймс!

Конор многозначительно промолчал, и больше к обсуждению несостоявшейся казни они не возвращались. Зато обсудили свою дальнейшую жизнь, и Мег, наконец, узнала планы Конора. Он наконец-то поделился с ней, что до родов и пока она не оправится, они будут жить в Лайле, поскольку для Мег важно, чтобы рядом были родные, а после переедут в Йорк, где у Конора была кое-какая собственность.



Марина Гилл

Отредактировано: 17.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться