Любовь в никогдабре

Глава 11. Скелеты в шкафу

Валерия

«Мамочка, родная, любимая, самая драгоценная, скажи мне, ты же моя мама, да?» — я сидела в машине и репетировала, как задам главный вопрос.

Всякое вертелось в голове, но нужные слова не находились. Как можно спросить у мамы о таком? Не имею ни малейшего представления. Как ни поверни разговор, обижу, а обижать хочу в последнюю очередь. Такое чувство, словно кто-то пробрался в мою черепушку и украл все правильные слова.

Я увидела, как мама помахала из окна. Радостная, с широкой улыбкой.

Надо выходить…

Пнула себя под попу и всё же покинула безопасное пространство машины. Окинула железного друга тоскливым взглядом… Эх, уже через несколько дней у меня его не будет. Покупатель скоро переведет деньги, и прощай, верная коняшка. Но как бы ни было грустно, надо, надо! За ипотеку платить уже нечем, и людям, в чей дом папа врезался на своей фуре, уже пора выплачивать первый взнос, а еще надо на что-то жить… ведь я уже два месяца без работы.

Перед тем как ехать к родителям, зашла в аптеку с волшебным списочком и выложила практически последние деньги…

«Ничего, прорвемся!» — про себя простонала любимую Олину фразу.

— Привет, моя родная, привет, моя хорошая! — Мама всегда здоровалась бурно, вот и теперь не изменила привычке.

Обняла, звонко поцеловала в щеку.

— Пойдем, милая, я тебя чаем напою, ватрушек напекла со сливовым вареньем…

— А папа как?

— Папа спит… Пусть отдыхает, не будем его будить.

Я поплелась за мамой по коридору.

Домик у них хоть и частный, но небольшой, скудно обставленный. Всего три небольшие комнаты, но спасибо и на этом. Пока я училась в школе, такое понятие, как дом, для меня вообще не существовало. Мы частенько переезжали из-за папиной работы. Лишь после того как поступила в университет, осели здесь. Как же я тогда радовалась этому домику! Жить на одном месте было моей мечтой.

Ни тебе новых школ, ни адаптации, можно завести настоящих друзей… Давно это было. Уже больше десяти лет мы живем в Краснодаре, и подруга лучшая в наличии. Еще бы как-то справиться с чередой неудач, папу на ноги поставить, и заживем.

— Я вам тут лекарств купила… — С этими словами я стала выкладывать из сумки на кухонный стол разные цветные баночки и упаковки.

Папе теперь много чего нужно, всего без списка и не упомнить... А ведь еще совсем недавно был здоровый мужчина, ему и лет-то всего пятьдесят девять, еще жить и жить. Не передать, как мне жаль, что с ним случилась такая беда. Ну ничего, я папу знаю, он у меня боец! Встанет, точно встанет!

— Ой, да зачем ты, доченька, я бы сама пошла, купила…

Ага, пошла бы, купила бы… лекарств вместо еды. У моих родителей теперь выбор такой, с деньгами совсем туго. Раньше отец был основным добытчиком, а теперь он слег. А мама и вовсе пенсионерка. Много ли лекарств можно купить на пенсию?

— Купила и купила, — машу рукой. — Аптека всё равно по пути.

Мне так каждые две недели по пути, ведь не оставлю же родного отца без так необходимых ему медикаментов?

«А родного ли?» — вдруг прострелил кровожадный вопрос.

«В любом случае родного! Роднее не бывает!» — ответила сама себе.

Над столом на кухне висела старая фотография мамы и папы времен их молодости. Они поженились точно в моем возрасте — по двадцать восемь им было. Сколько себя помнила, эта фотография путешествовала с нами по всем домам, квартирам, куда переезжали за годы моего детства.

Папа весь такой важный, плечистый, справный. Темноволосый, как и я. И мама брюнетка, но на этом мое с ними сходство заканчивается.

«Ни единой черточки от них не взяла…» — вдруг пришло на ум.

Пока я пялилась на фото, мама поставила возле меня кружку с ароматным чаем, пододвинула блюдо с ватрушками.

— Я ведь не приемная? — вдруг вырвалось из меня.

Само, без каких-либо усилий.

Я тут же услышала, как из маминых ослабевших рук выпала кружка.

Тактично спросила, нечего сказать… Кто ж так спрашивает?

— Мам, прости… — тут же буркнула я.

А она вдруг повернулась ко мне, плюхнулась на ближайшую табуретку, взяла за руку и спросила, заглядывая в глаза:

— Ты вспомнила, да?

«Так-так… всё не так просто!» — мысленно закатила глаза я.

— Что вспомнила, мам?

— Ну как же? — всплеснула руками она. — Ты же только что спросила… Или не вспомнила? Да брось, доченька, это я глупость сморозила, не обращай внимания!



Диана Рымарь, Ольга Белозубова

Отредактировано: 31.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться