Любовь в облаках

Размер шрифта: - +

Глава № 9. Папа

Огонь, весело потрескивая, съедал мое кимоно, а вместе с ним и горечь разочарования. Да, я знала, что драконы наглые, лживые, ни перед чем не остановятся ради цели, но… Так странно, c Аодхом мы знакомы всего несколько дней, да и началось знакомство с похищения, но мне казалось, с каждым часом мы становимся ближе…

А выяснилось, что я его ни капельки не знаю, и эта фраза, сказанная им всего два дня назад, мол, увидь меня настоящего…

Она что? Пустота, пафос, блестящий фантик, потому что настоящим я дракона и не видела. Забота его и услужливость теперь выглядели притворством, и не удивлюсь, если вдруг окажется, что жизнь драконьих жен ничем не отличается от корри. Обязанности, дети, каторжный труд, пока супруг парит в облаках – неплохо, правда? Заманить в ловушку, порассказав сказочек, усыпить бдительность показной заботливостью и улететь, сделав дело. А как же? Он нашел саинтэ! Герой! Счастливчик! А дальше уже ей расхлебывать…

Спасибо папе, что меня сия чаша минует, а сколько тех, кому не повезло раскусить обман в самом начале? Сколько тех, кто поверил в эту чушь про единственную и все такое? Папа прав: драконам верить нельзя, если только дракон не твой папа.

Странные мысли мелькают, смешные, от которых почему-то хочется плакать. Становимся ближе… да уж…

В огонь отправился крем для пяток – горит-то как хорошо! А на душе все равно скверно, еще и этот грохот камней на улице. Можно подумать, если кто-то из одной горы сделает две, я его прощу.

Можно подумать, кому-то нужно мое прощение.

Уже, наверное, полчаса воюет с камнями, пока я разбираюсь с подарками. Или дольше. Не знаю. Мне все равно. Да пусть хоть сам ими завалится!

Хотя…

Нет, пусть живет. Пусть, и если я, действительно, его саинтэ… Да, пусть живет. Сам по себе. А чтобы не нашел меня, чтобы не думал, что меня просто вернуть, я попрошусь жить с отцом. К нему не подступишься, ему глаза иллюзией не закроешь, его не обведешь сладкими словами, он не такой доверчивый, как я. Ну, я-то полукровка, хотя и для меня непростительно вот так, взять и поверить незнакомцу, и спать в его объятиях, и целоваться, и желать поцелуев…

Даже вспоминать стыдно.

В огонь отправилась пенка для умывания. Следом полетели красная майка, расческа, пакетик. Иллюзии нет. Так просто. И доверия больше нет. Так правильно. И так пусто. И тихо – камнепад прекратился, то ли камни закончились, то ли кто-то выпустил пар, то ли выдохся. Не оборачиваясь, я четко знала, когда у входа в пещеру появился Аодх. И так же четко знала, что он стоит, прислонившись к одной стороне и смотрит на огонь, а не в спину. Я специально села так, чтобы не видеть его, чтобы не ждать подсознательно, когда его фигура заслонит собой свет, и чтобы не думал, что жду.

Аодх присел напротив меня, потянулся к рукам, но я спрятала их за спину. Осторожно расцепил мои руки, все равно взял в свои, уселся поудобней и уставился на меня, ожидая… чего? Скандала? Его не будет. Отношения выясняют небезразличные друг другу, а мы – попутчики. Слёз? Увольте. Позволить себе быть слабой можно при тех, кому доверяешь.

Тогда чего он ждет?

Не знаю.

Знать не хочу.

И я молчала, тяготившись молчанием и взглядом дракона, мечтая взмахнуть крыльями и улететь прочь, не выжидая, когда меня спасут, и понимая, конечно, всю тщетность этих надежд. Крыльев у меня не будет еще ближайшие лет тридцать как минимум, а пока их нет, я связана с одной стороны – лживым драконом, а с другой – скалами, в которые он меня затащил. И этот взгляд… проникающий в душу, зовущий, просящий… Но драконы не умеют просить… Вот снова напридумала себе, накрутила…

- А я прошу, - услышала голос Аодха.

Его руки чуть сильнее сжали мои, а потом ладони обожгли быстрые поцелуи и шепот, в который я не могла поверить.

- А я прошу… чтобы ты простила… чтобы поняла… чтобы дала еще один шанс… чтобы поверила…

И к моему стыду, захотелось расплакаться, и все равно, что при нем, и все равно, что, казалось бы, я победила. Я – корри, заставила дракона просить! Но мне не было радостно, и даже голос выдавал мое перевернутое вверх дном состояние.

- Я не могу поверить, что ты это сделал, - прошептала я.

Дракон поймал мой взгляд и теперь смотрел не мигая, удерживая какой-то силой, названия которой я не знала.

- Я сам наказал себя, - придвинулся чуть ближе, обволакивая теплым дыханием. – Не представляешь, как тяжело было сдерживаться рядом с тобой и не прикоснуться.

Я только и успела, что вопросительно посмотреть на него, как он продолжил.

- Прикоснуться в полном смысле этого слова – сделать своей, овладеть, заявить права. Не представляешь, как мучительно было смотреть, как ты спишь и бояться пошевелиться, чтобы не испугать, чтобы ты не почувствовала, как сильно я желаю тебя.

Мои щеки опалило жаром, но я надеялась, что в пещере это останется незамеченным. Все эти ночи я спала рядом с драконом, но у меня даже не мелькнуло мысли, что он может зайти дальше, чем поцелуи. А ведь отец не зря говорил, что если бы меня украл дракон, я бы уже носила под сердцем дракончика. Чего-то я не понимаю, чего-то не улавливаю…



Наталья Ручей

Отредактировано: 01.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться