Любовь во мраке. Шаг во тьму

Размер шрифта: - +

Глава 8

      – Ты правда поможешь? – спросила Катя слегка дрожащим голосом, с надеждой смотря в глаза чернее самой темной ночи. Холодные, жестокие глаза вампира. В них мрак, в его сердце тьма. Он без зазрения совести убивал людей... Хотел полакомиться и ее кровью – и только случай остановил его. До сих пор трудно поверить, что Маркус не человек и даже никогда им не был.

     Он опасен. Неизвестны цели, мысли иностранца. Но у Кати не оставалось выбора, только довериться ему. Больше обратиться за помощью было не к кому.

     – Сделаю все, что в моих силах, – не отводя от нее спокойного взгляда, ответил Маркус и, вытянув руку, замер, а затем провел тыльной стороной ладони по Катиной щеке. По позвоночнику пронеслись нервные импульсы, сердце словно остановилось, а затем пульс участился, кровь запульсировала в висках.

     – Маркус, прекрати... – попросила Катя, отворачиваясь. Он опустил руку. Его прикосновения волновали ее, а она этого не хотела. Маркус, несмотря ни на что, нравился ей, и стена, которую она воздвигла между ними, была слишком хрупка. Стоит ему толкнуть ее кончиками пальцев – она развалится. Нельзя допустить этого, иначе чувства к нему станут крепче и принесут океаны боли. Ведь иностранец не способен на ответные чувства. Или способен?

     «Нет! И не смей надеяться, что он может любить!».

Разум не должен сдаваться глупому сердцу. Отношения с Маркусом – безрассудство. Чтобы убедиться в том, что Маркус монстр, Катя поинтересовалась:

     – Когда ты смотришь на меня, то хочешь попробовать мою кровь, с наслаждением и предвкушением вдыхаешь ее запах?

     Иностранец приковал Катю серьезным взглядом, на лице – ни тени насмешки. На секунду в его глазах мелькнула рассеянность.

     – Нет. Я не хочу твоей крови. Ты вызываешь интерес и любопытство, но не аппетит.

     Не такого ответа она ожидала. Катя подошла к окну и прижалась лбом к прохладному стеклу, чтобы утихомирить неприятную пульсацию в голове. Вздрогнула, но не отшатнулась, ощутив, как Маркус положил ладони ей на плечи и слегка сжал. Она не слышала, как он подошел. Бесшумный хищник…

     Катя почувствовала его теплое дыхание на затылке.

     – Боишься меня, – констатировал он и скользнул губами по шее, по тому месту, где бешено бился пульс. – Правильно, Кэти.

     – Зачем ты это делаешь? Перестань, пожалуйста, – взмолилась она. Каким образом можно смотреть на него, как на союзника, если он сам переходит допустимые границы? То отталкивает, то пытается захватить ее сердце. Как понять его? – Я не хочу быть очередной бабочкой, которой ты сломаешь крылья.

     – А я сам не знаю, чего хочу. Не понимаю, что делаю.  Ты путаешь мои мысли, – он скривил красивые губы в холодной, жесткой усмешке и оперся ладонями о подоконник. – Вопреки принципам, меня тянет к тебе.

     Маркус отрешенно уставился в окно и сжал кулаки; по всей видимости, он был зол на самого себя.

     Катя осторожно сжала его плечо. Он дернулся и одарил ее откровенно яростным взглядом. Она поспешно убрала руку.  Видела, как он борется с гневом, успокаивается и глаза становятся по обыкновению пустыми и равнодушными.

     Она дура, если надеется приручить хищного зверя.

     – Извини, – через силу, хрипло и небрежно бросил иностранец. – Слишком много эмоций накрыло меня за последнее время. В моей душе бардак… Давай проработаем план действий против немертвой вампирши.

     – А Маша поправится? Она не станет упырем? – с тревогой спросила Катя. За сестру она боялась больше, чем за себя. Сердце судорожно замерло в ожидании ответа.

     Маркус несколько секунд пристально смотрел на Катю, затем ответил:

     – Семья, родная кровь – святое. Я, как никто, понимаю твои страхи и переживания. Боль от потери близких невыносима. Она точно ядовитая кислота, разъедающая сердце.

     На идеальном, мужественном лице иностранца отразилась горькая печаль, затем исчезла, точно сменилась картинка. В душу пробрались жалость и сочувствие. Кате стало интересно, как погибли его близкие; но спрашивать она не решилась. В то же время страх за сестру крепко сжал горло липкой ладонью. Есть ли у Маши шанс выжить?

     – Я не стану обнадеживать и скажу прямо. Вчера твоя сестра чувствовала себя превосходно, значит, вампирша питалась ею только одну ночь. Это хорошо. Главное – больше не подпускать немертвую к Маше, тогда она поправится. Но если вампирша напоила твою сестру своей кровью, то уже ничего не поможет. Несмотря на лечение, она умрет и после воскреснет немертвым вампиром.

     По коже пробежал ледяной холод, принесший с собой мелкую дрожь. Дурное предчувствие всколыхнуло душу, и надежда увидеть сестру здоровой потускнела.

     – Маша стала странно себя вести… Она никогда не была капризной…

     – Это ничего не значит. Твоя сестра одурманена, она хочет скорее дождаться ночи, чтобы дать вампиру сосать кровь. Жертвы немертвых часто становятся раздражительными и капризными. Всему виной гипноз, а не кровь вампира. Но я не могу утверждать точно. Есть способ узнать, заражена ли Маша вампиризмом.

     – Тогда идем скорее, – поторопила его Катя.



Светлана Смирнова

Отредактировано: 18.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться