Любовь во мраке. Шаг во тьму

Размер шрифта: - +

Глава 5

 

    Утром Катя встала с головной болью и чувством тревоги, которое горьким привкусом застыло на языке. На душе висел камень, но откуда он – она понять не могла. 

     Поморщилась и дотронулась до неприятно пульсирующих висков. Встала с кровати, подошла к окну, раздвинула шторы и прижалась лбом к прохладному стеклу.

     На бледно – голубом небе светило солнце. Не такое яркое и теплое, как вчера, но главное – не пасмурно.

     Катя тяжело вздохнула и, потирая виски, отправилась в ванную в надежде, что душ облегчит состояние и уничтожит головную боль.

     Она встала под струи льющейся воды и с наслаждением закрыла глаза.

     Прохладный душ действительно помог, пульсация в висках исчезла, мысли стали четче.

     Выйдя из ванной, в коридоре Катя встретилась с обеспокоенной матерью. Грудь словно стянули тугим кольцом.

     – Что–то случилось? Проблемы на работе?

     – Вы вчера с Машей не пили? – строго спросила мать, буравя ее гранитным взглядом.

     – Нет, конечно. Ничего алкогольного, – ответила Катя и недоуменно повела плечами. – А почему ты спрашиваешь?

     Мать нервно затеребила пояс махрового халата.

     – Маша заболела. Лежит в постели бледная, слабая, от еды отказывается. Говорит, что хочет спать. Высокой температуры нет, простудных признаков тоже... Ее слегка тошнит. Вот я и подумала, что она похмельем мучается, только не признается. Оказывается, нет... Может съела что-то не то… Нужно позвонить Саше. Он ее посмотрит. Вот сейчас и наберу его…

     – Странно, – Кате стало не по себе. Она обхватила себя руками, почувствовала непонятно откуда взявшийся холод. Словно кто-то дотронулся до плеч склизкими ледяными ладонями.

     – Вчера я не заметила никаких признаков надвигающейся болезни… Маша была бодрой и веселой. Пойду проведаю ее.

     Катя вошла в комнату сестры и подошла к постели. Маша спала.

     Сердце сжалось. Непривычно было видеть сестру больной, осунувшейся. Веки плотно сомкнуты, длинные светлые волосы разметались по подушке... Кожа, точно мел, даже в губах ни кровинки. Болезнь Маши казалась неправильной, неестественной...

     Катя тихонько присела на краешек постели и накрыла ладонью лежащую поверх одеяла руку сестры. Посмотрела в сторону туалетного столика, расположенного напротив кровати. В зеркале увидела себя и Машу. Неприятный холодок коснулся спины. Гладкую отражающую поверхность пересекала уродливая трещина, точно шрам.

     Катя не была суеверной, но сейчас грудь стянуло удушающее кольцо страха.

      Шторы раздвинуты, в комнате светло... Но казалось, что-то неумолимо изменилось. В доме стало жутко даже при свете дня. Болезнь Маши казалась только началом. Началом чего-то ужасного.

 

*    *    *

 

     Несколькими минутами позже Катя лежала на постели в своей спальне и безучастно смотрела в потолок. На сердце тяжело и тоскливо. Она переживала за сестру. Мать позвонила знакомому врачу, другу детства. Он обещал прийти через пару часов.

     "Ничего серьезного. Маша переутомилась, подхватила вирус или съела испорченный продукт. Врач ее осмотрит, назначит лечение, и она скоро поправится. А я просто раздуваю из мухи слона", – успокаивала себя Катя. Но она понимала, что просто заставляет себя верить в более безобидную правду.

     Размышления прервал звонок мобильного.

     – Слушаю.

     – Привет. Это Денис, – раздалось в трубке. – Пойдем гулять?

     – Привет, – тихо ответила Катя. Она была рада слышать одноклассника, рада, что он позвонил, но никуда не хотела идти. Слишком сильно отяжелел камень на сердце. Болезнь сестры и неясные предчувствия убили настроение. Она понимала: лежать и киснуть – плохой вариант. Так нельзя, нужно развеяться, чтобы выкинуть из головы дурные мысли и не зачахнуть окончательно. Но Катя просто не хотела сегодня идти куда-либо с Денисом. Как ни пыталась мысленно побороть упрямый настрой, все тщетно.

     – Что-то случилось? – в голосе одноклассника появилась тревога.

     – Сестра заболела. На душе кошки скребут. Не хочется выходить из дома, – виновато ответила Катя. Она не хотела его обижать или, что самое ужасное – потерять. Надеялась, что он поймет ее и пойдет навстречу.

     – Жаль... – Денис расстроился. – Но, может, вечером ты передумаешь? Мало ли – настроение появится...

     – Посмотрим. Ты только не обижайся. Я хочу увидеть тебя, но сегодня неподходящее время...

     – Хорошо, до встречи. Я позвоню, – после этих слов Денис прервал связь.

     Катя положила телефон рядом с собой. Она чувствовала себя еще хуже, чем минутой ранее. Более того, ей показалось, что она была не совсем честна, как с ним, так и с собой.

Мертвую тишину квартиры резкой пронзительной трелью пронзил дверной звонок.

     – Катя, открой! Я занята, – услышала она голос матери. Нехотя поднялась с кровати и прошла в прихожую.



Светлана Смирнова

Отредактировано: 18.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться